Настины хомяки
– С хомяками нельзя!
текст
фото
Alain Laboile

– С хомяками нельзя! – грозно сказала билетерша, преградив нам путь.

Я, в общем-то, ожидала чего-то в таком духе, поэтому была готова развернуться и уйти. Расстаться с хомяками не было никакой возможности: мы только что купили их вместе с клеткой и были от своего приобретения в полном восторге. Его, правда, не разделяли ни моя, ни Настина бабушки – они «мышей проклятых» в дом пускать никак не хотели. Вся надежда была на то, что родители придут с работы и как-нибудь все уладят. Как раз в ожидании этого момента мы и решили сходить в кино.

– Почему нельзя? – бесстрашно спросила Настя и выдвинула клетку вперед, как будто собираясь пойти на таран.

Она вообще была исключительно храброй: забиралась на высокие деревья, делала «солнышко» на старых скрипящих качелях, уходила из двора без разрешения родителей. Будь она другой, не стояли бы мы тут с хомяками.

Билетершу Настин вопрос поставил в тупик. Видимо, не так часто кто-то решался с ней спорить.

– Они же никому не помешают, — сказала Настя. – Они вообще спать будут.

Билетерша с сомнением посмотрела на клетку.

Хомяки, сообразив, что решается их судьба, затихли.

– Ладно, – сказала билетерша. – Только не выпускайте их.

– Ни за что! – пообещала Настя и, схватив меня за руку, устремилась в зал. На экране уже появились титры.

Других зрителей в зале оказалось немного: почему-то никто не хотел среди бела дня смотреть фильм про индейцев. Мы устроились на хороших местах, а клетку поставили рядом.

Уже через несколько минут после начала фильма стало ясно, что на счет хомяков Настя ошиблась: спать они совершенно не собирались. Они собирались бегать по гремучему колесу и грызть клетку.

– Потише, пожалуйста, – попросили нас спереди.

– Не шумите! – шикнули сзади.

– Невозможно же! – возмутились откуда-то справа.

Слева, к счастью, никого не было.

Настя прильнула к клетке и стала нашептывать хомякам что-то успокоительное. Они не слушали. Тогда она приоткрыла клетку и сунула в нее руку. Хомяки не растерялись – один впился зубами в Настины пальцы, а другой, пробежав по кисти и запястью, скрылся в рукаве.

Тут экранные индейцы очень кстати устремились в атаку – за их воинственными криками никто не услышал, как Настя взвизгнула.

– Он подмышкой, – шепнула мне Настя. – Лови! Я пока этого закрою.

Я начала ощупывать подругу и довольно быстро наткнулась пальцами на хомяка, но он то и дело уворачивался и никак не хотел ловиться.

– Щекотно! – шепнула Настя и хихикнула.

Думаю, хомяк где-то под мышкой тоже хихикнул.

– Да что ж такое?! – укоризненно крикнули спереди.

– Извините, – пискнула я. Настя ничего не могла сказать: закусив губу, чтобы не смеяться, она пыталась выловить хомяка.

Тут я увидела знакомый билетершин силуэт и трусливо вжалась в кресло. Настя тоже его увидела, но не стала никуда вжиматься, а приготовилась отражать атаку.

– Вы шумите! – сказала билетерша. – Шуметь нельзя!

– Они индейцев испугались, понимаете? – сказала Настя. – Раньше просто не видели.

– Понимаю, – сказала билетерша. – Но вы всем мешаете.

Тут она положила руку Насте на плечо, видимо, чтобы добавить вескости своим словам. В ту же секунду из горловины Настиного платья выскочил хомяк и уселся на билетершиных пальцах.

– Ой, – сказали мы с Настей хором.

– Ой, – сказала билетерша и схватила хомяка.

– В клетку его! – скомандовала Настя, и билетерша немедленно подчинилась.

– Что случилось?! – крикнули спереди.

– Уже ничего, – веско ответила билетерша, и спереди притихли.

– Я за ними присмотрю, – пообещала билетерша Насте и взяла клетку. – Заберете, когда будете уходить. Как их зовут-то?

– Пока никак, – призналась Настя.

– Плохо! – сказала билетерша и ушла вместе с хомяками.

Пока мы досматривали фильм про индейцев, хомяки получили имена – Филя и Муля – и морковку, а билетершу мы немедленно прозвали хомяковской крестной. К вечеру Настина бабушка сменила гнев на милость, и вопрос с постоянным местом жительства «мышей проклятых» разрешился благополучно.

На следующей неделе мы снова пришли в тот кинотеатр, но уже без клетки.

– Что же вы без хомяков сегодня? – спросила хомяковская крестная.

– Они фантастику не любят, – серьезно ответила Настя.