23 февраля 2020

Мечты на бумаге

Самое важное в жизни – это иметь возможность мечтать...
Мечты на бумаге
Leah Zawadski
1543

Самое важное в жизни – это иметь возможность мечтать. И верить, что мечты твои рано или поздно непременно осуществятся. А ещё – что осуществятся не только твои мечты, но и мечты твоего ребёнка.

Между тем мечты этого самого ребёнка весьма наглядно проявляются в школьных творческих работах. Например, по русскому языку.

Финал дочкиного сочинения по картине Кончаловского «Сирень» выписан со всей искренностью и пылкостью пубертата. Весенний воздух до краёв наполнен свежестью и мечтами о любви – вот что разглядело и учуяло юное дарование в пышном букете разномастной сирени.

Весна ли тому причиной, но мечты становятся едва ли не основной темой большинства уроков как в общеобразовательной, так и в художественной школе.

Даже по скучному обществознанию задали интересную домашнюю работу: поделиться самыми заветными мечтами в числе трёх штук. Мой ребёнок – кладезь миллиона самых заветных мечтаний – чуть было не перевыполнил норму, вознамерившись оповестить мир о  желании стать ветеринаром или, в крайнем случае, ландшафтным дизайнером, владелицей двух – нет, лучше трёх! – собак прекрасной породы кане корсо италиано, а ещё жить в деревне, а не в городе, иметь свою лошадку, и открыть приют для бездомных животных, и чтобы новые джинсы в облипочку и алые лаковые туфли на высоких каблуках.

Жёсткую материнскую редактуру подобный перечень мечтаний не прошёл.

— Мечтая о чём-то хорошем для себя, нужно обязательно мечтать и о чём-то хорошем для других. Не жалей хотя бы одну свою мечту посвятить всему человечеству, и это обернётся добром в первую очередь для тебя. Почувствуй разницу: просто быть счастливой самой или быть счастливой в мире, где каждый человек тоже счастлив.

А ещё мечты ребёнка, озадаченного вопросами подростковой самоидентификации, напрочь не соответствуют мечтам его ближайшего школьного окружения. И этот факт волнует растущего человечка куда сильнее, чем условия исполнения его самых отчаянных грёз и фантазий.

— В художественной школе на сегодняшнем уроке было задание – нарисовать то, о чём ты мечтаешь, — расстроено начала дочь свой рассказ. – И все девочки рисовали Эйфелеву башню.

— Неужели все мечтают об Эйфелевой башне? – поразилась я однотипным архитектурным мечтаниям современных тринадцатилетних девиц.

— Ну да, все. Точнее, почти все: только одна Лариса нарисовала лондонский Биг-Бен.

— А ты?

— А я нарисовала бегущую лошадь, такую пегую, в яблоках, и хвост у неё развевается по ветру, а за ней бежит собака породы русская псовая борзая, ну помнишь, как подружка нашего Понтия. Осеннее небо размыто, солнце ещё не вышло из-за туч, и крупицы инея лежат на траве.

— А девочка? Скачет верхом на лошади?

— Нет, девочка пока что стоит за мольбертом и только мечтает научиться ездить верхом…