Максимально позитивный младенец
Вы не думайте, что я не паникую, я паникую!
текст

Телеграм-канал "Будни плохой матери"

фото
Katerina Apel

Автор: Ася Явиц: телеграм-канал Будни плохой матери 


Вы не думайте, что я не паникую, я паникую! Скоро напишу подробно — как. А сейчас вот-вот будет год моему младшему сыну Льву, и лучше я расскажу что-нибудь про него. Я про него мало писала, потому что он родился максимально позитивным младенцем и регулярно будил меня ночью ХОХОТОМ. (Действительно смешно, когда рядом с тобой спит еда. Я бы тоже смеялась, если бы слева на подушке спала пицца. Или если бы надо было ставить отдельный будильник себе, отдельный — каше. Хотя... погодите-ка...).

В общем, мне было стыдно: складывалось ощущение, что он пришёл в этот мир, чтобы разрушить мою карьеру ноющей матери. Ах, да, он ещё любил одеваться, ездить в коляске часами, засыпал за 5 минут, утром просыпался тоже сам, чистил зуб, сам одевался и полз на работу в модельное агенство ОАО «Милота»...

Ну? Готовы вы про такие розовые сопли читать? (Впрочем, нынче сопли любого цвета — хороший знак).

А как-то раз я полтора часа проболтала с подружкой в кафе, потому что он попросился на руки к официантке и совсем не хотел ко мне обратно, а ей тоже понравилось (ну ещё бы!).

К счастью, месяцев в 9 его характер стремительно превратился в привычное нам с мужем Ваней «сейчас будет так, как я сказал, или включаю Витаса. Да, я ещё не умею говорить, так что можете догадаться сами, чего бы мне хотелось. А лучше включу Витаса на всякий случай».

Да, да, детей не сравнивают, но тут напрашивается, извините. Мой старший сын Яша с рождения смотрел на нас взглядом, в котором читалось, что дом престарелых — дело решённое. Вопрос только — завтра или на следующей неделе. Когда мы особенно косячим, взгляд суровеет ещё на пару отметок, и Ваня шёпотом переводит мне, что, кажется, на завтраки мы там можем больше не рассчитывать. О! А теперь и горячую воду отменили.

Я как-то раз по ошибке съела Яшин морковный кекс, Ваня глянул Яше в глаза и честно сказал мне, что любовь-любовью, но мы вообще-то с ним отдельные люди, и в том сарае, который отныне уготован мне, он жить не подписывался, он не дурачок, он Яше мультики ставит.

А я тоже не дурачок — я родила второго. Лев даже в самые тяжёлые жизненные минуты (когда Ваня не даёт ему укусить свой бутерброд, например, или когда я даю, но мало) смотрит на нас с любовью и злится только на судьбу. Однако, при тех темпах поглощения пищи, что имеются сейчас, такое ощущение — что да, в дом престарелых не сдаст, но в случае перебоя поставок продовольствия — сожрет. С той же очаровательной улыбкой.

Лев ест примерно 70% времени бодрствования, 5% — сыто улыбается, остальные 25% — нетерпеливо ждёт еду и прислушивается: не едят ли где-то без него?

С полугода я дала добро на прикорм, и в нашем доме возник вопрос: «Сколько можно кормить Льва?». Имеется в виду не количество пищи, а время. Потому что ему можно подавать ложку, пока не оскудеет рука твоя.

Яша тут недавно попросил разрешения самому кормить Льва (ну то есть подошёл в процессе кормления, выхватил у меня творожок и ложку). В его мечтах он планировал одну ложку брату, другую себе, одну брату, другую... Но скорости поглощения пищи Львом такой роскоши не предусматривают.

— Мама! — Возмущённо закричал Яша. — Я когда его кормлю, я не успеваю сам есть!

Это родительство, сынок. Добро пожаловать. Я уже 4 года не ем.

Хотя, что это я. Когда почти 4 года назад у Яши начинался прикорм — я как раз очень много ела. То 70 грамм брокколи наверну, то 75 — кабачка. У Яши был «кризис четвёртой ложки»: первые три он бодро съедал, а на четвёртую делал такое лицо, типа: «эээ, ну ты же не думаешь, что я проглочу эту дрянь?». И я доедала. Я же из Питера.

А недавно он ко мне подошёл, протянул огрызок яблока и говорит: «На тебе объедку». Ну и я тоже съела, я же все ещё оттуда. А как-то раз он мне протянул кость от курицы — и тут я отказалась, это уже слишком, я такое не ем.

— Странно, — задумчиво произнёс Яша. — А собаки едят...

..За Львом доедать не нужно — после завтрака у нас выжженные поля и пустые холодильники. Мне кажется, что мы маленькая трудолюбивая семья лилипутов, которых обязали кормить Гулливера, вот прямо 6ю быками, 40 баранами, 4мя творожками «Агуша»...

Если Льва не подкармливать — он рычит.

Ваня общается с ним, как смотритель блока приматов в зоопарке. Если зайти в комнату, где они тусили — там прямо по полу разбросаны погрызенные огромные куски моркови, репы, яблок. Виден маршрут Ваниных попыток занять статрегическую высоту, тупить там в телефон и отстреливаться съестными припасами. Это, конечно, страшно безответственно — младенец же может подавиться!

Я-то заботливая мать, даже пароварку-блендер у подружки взяла и многоразовые паучи купила: чтобы наполнять их домашней пюрированной едой. Яша тут недавно проходил мимо них, шумно вздохнул и говорит: «Ты бы хоть один раз нам со Львёнком пюре сделала в них. Хоть из цветной капусты»
(ещё немножко карантина — и станет просить из риса).

А я и сделала. Я залила покупное пюре из банок в эти паучи и дала им. Чувствовала себя новатором.

А недавно я убедилась, что отеческое воспитание улучшает навыки выживания. Отрезала Льву кусок яблока, собиралась натереть — но раздался рык, и я поняла, что медлить — опасно. Дала целый. Ну я же рядом в конце концов.

Глядя мне прямо в глаза Лев сжал кусок яблока одной ладонью всмятку, получил отличное пюре и начал сосредоточенно есть.

..Где-то месяцев в 8 я решила, что Льву уже можно мясо. Ваня округлил глаза:

— А до этого ему что можно было? Ты думала, он у меня на репе такой счастливый на видосиках? Нет в репе счастья. — И протянул Льву куриную ногу со стола. — Вот тебе и развивающее занятие на полчаса. А вообще — нам нужна дома летающая дичь, чтобы он мог сам хватать, разделывать, а то слишком большой сервис пока. Или вот курей давай заведём.

В следующей серии — про магазин для пап, а потом уже про слово на букву «К».