10 сентября 2021

Инга

— Знаешь, я такая старая, что мне совершенно не нужны новые вещи
Инга
787
Кунгследен (Kungsleden, королевская тропа) — туристическая горная тропа на западе Швеции, длиной около 450 км. Суровая и прекрасная природа тундры, тишина и безлюдье. Тем, кто идёт по тропе приходится не просто проходить пешком десятки километров в день, но и нести на себе снаряжение, палатки, одежду и продукты. Кажется, это доступно лишь сильным и выносливым взрослым. Только кажется. Фотограф из Литвы  Лена Каплевска вместе с сыном Габриэлем и дочерью Анной прошли по тропе этим летом. Изменились, стали сильнее, научились быть командой. И принесли с собой множество удивительных историй о невероятных встречах и событиях, одной из которых Лена поделилась с нами. 


Идем в сторону озера Кайтум. Проходим странное здание, похожее на остов чума и с дверью на петлях. Переходим мост через бурный водопад и о чудо-внезапно все облака исчезают и выглядывает солнце и синее небо. Река Чакчаякка, все время бывшая нам справа, теперь слева, за ней огромная гора. Появляются деревья! И море морошки — как огонечки в болоте. Гуга отказывается даже пробовать, а вот Анна уплетает за обе щеки. Доходим до fjallstation, заходим в магазин и..

— Пожалуйста, пожалуйста! Разувайтесь, у меня нельзя в обуви! Но это ничего страшного, вы же не могли знать, я написала знак только по шведски, да еще и маленькими буквами. Чувствуете, какой у меня теплый пол?

С нами говорит хозяйка-старушка в пиратской косынке, с серьгой-рыбой в одном ухе. Ее зовут Инга, она здесь хозяйничает с другой старушкой, Лоттой. Заходим в магазин, там нас ждет сыр (это — отдельная история). Еще беру растворимый суп — думаю, смешаю с кашей, все что-то новенькое.
 
Ставим палатку недалеко (пол-километра) от станции, уже поздно — часов 9 вечера. Готовлю ужин, и вижу, что суп-то с мясом. Черт, мы же мясо не едим. Ну ничего, думаю, пойду просто и верну обратно в магазин. Иду и думаю — а вот как бы хотелось сейчас горячего хлеба. Так соскучилась именно по хлебу.
 
Захожу в домик, выходит Инга, я ей даю суп, извиняюсь за ошибку.
 
 — Ох, ну это я не доглядела. Смотри, я меняю тебе суп на фасоль, хорошо? А ведь ты наверняка хочешь свежего горячего хлеба, верно ведь? Мы с Лоттой не едим, у нас животы растут (хлопает по совершенному отсутствию живота как явлению). Держи-ка! — и сует мне в руки горячие, из печи, лепешки. — Я знала, что ты придешь.

***
 
На следующий день идем в Теуса, видим море черники. Кидаем рюкзаки, собираем ягоды. Анна кричит мне:
 
— Мам, смотри, кости!!

Из ниоткуда появившаяся Инга:
 
— Ага, мы встретились снова. Что тут у вас? А, это косточки новорожденного олененка. Там, на горе, живут орлы, они вот любят. Что ж, that's life... Ну, а я иду ловить рыбу.
 
***
 
Выходим из территории Кайтум, внезапно портится погода, а я, спускаясь с горы, скольжу, нога подворачивается, и я всем весом, своим и рюкзачным, падаю на колено. Больно. Больно. Так. Дышать. 1-2-3-4-выдох 1-2-3-4... дети, подождите, еще ничего не ясно, помогите снять рюкзак... 1-2-3... перекатываюсь на бок, пытаюсь встать. Стоять могу, идти могу, а вот садиться, вставать и идти с горы — не могу. Ну ничего, ничего, помаленьку, дети, что-ж теперь, я справлюсь.
 
— Это Инга тебя не отпускает, — говорит Гуга.

Дошли до Теусы, ставим палатку, идем к озеру за водой. Озеро на очень, очень крутом спуске, я еле иду без рюкзака, о том, чтобы идти дальше с рюкзаками, даже речи нет. Набираю воду, смотрю на стальную воду Теусы (опять дождь. Только у Инги солнце) и с ведром воды поднимаюсь, отдыхая каждую минуту, к лагерю.
 
***
 
Дальше мы уже не пошли, пару дней просто сойдя с тропы, ходили к водопадам, скалам. Вернулись в Кайтум. Тут же солнце и жара. Поставили палатку в лесу (миллион комаров), пошли искать озеро, чтобы искупаться.

Инга, выходя с кофе:

— А я вас ждала. Хотите, может, поплавать? Вот идите по тропинке, совсем рядом купальня, там вода теплая, а ещё валун, на нем потом хорошо полежать, он горячий (перевод на человеческий: идите 5 километров по чертовым камням, там ногой разобьете лед в реке и сможете на чуть теплом камне полежать), — А как твоя нога, кстати? Идите, искупайтесь. Вода там помогает вспомнить вещи.
 
Идем. Находим. Вода красивейшая — синяя, хрустальная. Анна собирает камушки, Гуга мрачно сидит, я раздеваюсь, пробую воду. Ну нет, я не настолько куку.
 
Но надо, есть вещи, которые обязательно надо попробовать. Вспоминаю, как я прыгнула с лодки в море в Барселоне на глубине, хоть и страшно было. Понимаю, что это тоже важное, знаковое. Захожу и ныряю с головой. Вода горячая, песок горячий, камень горячий. Песок—черный со слюдяной пылью, как в Барселоне. Река помогает мне вспомнить вещи... Возвращаемся.
 
Инга, хитро:
 
— Ныряла? Я знала, что поможет.

***
 
Утро, варю кашу. Лес, комары, солнце. Сегодня идем дальше, в сторону Синги. Из ниоткуда Инга.
— Что, уходите? Зря. Почему уходите?
Гуга, отрываясь от костра, который он раздувает:
 
— У мамы день рождения послезавтра, хотим дойти до Кебнекайзе.
— О, как интересно! У Лотты тоже день рождения, у меня нет подарка, но я поймаю ей рыбу и испеку с соусом из морошки.
Пытаюсь подарить ей на память ракушку из Камино, она отказывается.

— Знаешь, я такая старая, что мне совершенно не нужны новые вещи. Я от старых постоянно избавляюсь. Все, что нужно, это немного одежды и удочка, поймать рыбу Лотте. Ну, идите, только смотрите, погода испортится (ни ветра, ни облачка), — А тебе сколько лет будет? 45? Не теряй свет в глазах. Не теряй.
 
Уходя:
— А мне 76.
 
***
Выходим из Кайтум. Солнце, жара. Переходим мост с водопадом-облака и дождь, переходящий в ливень. Еле успеваем поставить палатку, как начинается сильнейшая буря.(забегая вперед, потом мы узнали, что в ту ночь буря многим палатки сломала, такой был ветер). Ливень, ветер, настолько холодно, что даже зажигалка не работает.
 
Утром густейший туманище и олений рог прямо у нашей палатки.