Голый король
На детской площадке — взрослая жизнь в зародыше...
фото
Katerina Apel

На детской площадке — взрослая жизнь в зародыше. Библейские сюжеты.

Худощавый мальчик с глазами Достоевского вывалил перед собой все игрушки, которые он принёс в пакете. Дети по очереди подходили к нему и клянчили. Он давал что-то каждому. Через пять минут перед ним не осталось ни одной игрушки.

— Вот каждый раз так, — пожаловалась мне его бабушка, — все раздаёт.

В песочнице на троне-ведёрке восседал розовощёкий бутуз с ярко выраженными купеческими замашками. Он держал в руках три совочка, при этом малыши вокруг копали руками. К нему шли на поклон, но микро-купец только сильнее сжимал пальцы. Пока я наблюдал за ним, он отжал у кого-то четвёртый совочек.

Юный Достоевский, раздавший все свои игрушки, сидел абсолютно счастливый и улыбался. Когда микро-купец заполучил четвёртый совочек, он помрачнел так, что показалось, будто он вот-вот заплачет.

Тем временем самая популярная девочка на детской площадке (это не выборная должность, такие девочки как-то сами собой материализуются из воздуха) призвала всех к себе.

— Внимание! — объявила популярная девочка поставленным голосом, — сейчас будем играть в королевство. Я — королева. А ты (она величественно указала невидимым скипетром на юного Достоевского) будешь королём.

Видимо, голым, учитывая, что тот все роздал.

В королевство не играл только микро-купец. Он не смог подойти к королеве-самовыдвиженцу: трудно перемещаться с четырьмя совочками в руках.

Я смотрел на этих детей и удивлялся, как в их поступках, точно прожилки в листве, проступают простые евангельские истины, которые для нас, взрослых, искалеченных обществом потребления, уже неподъёмны. Жертвовать, а не брать.

Потому что жертвующие богатеют, а берущие разоряются.