Фотография с новым другом
- Дочка, это невозможно
фото
Лена Каплевска


- Хм… а тут мило, - изрекла после минутного молчания Тесса. Она самой первой ввалилась в небольшую квартиру без прихожей, толкая перед собой розовый чемодан.

За ней вбежала сестренка, размахивая пушистым рюкзачком. Свой маленький чемоданчик с яркими наклейками она оставила у двери.

Последней в квартиру вошла мать. Она еле-еле втащила два больших чемодана (младшая дочка, Дора, была уверена, что она поедет внутри чемодана, а потом горько плакала от разочарования во время сборов). Потом вернулась за Дориным чемоданчиком и, наконец, закрыла дверь. Тесса к этому моменту уже расположилась на чистом диване, обитом клетчатой материей, и кому-то писала в телефоне.

- Тесса, помоги разобрать вещи, - устало произнесла мать, открывая большой удобный шкаф и прислушиваясь к топоту Доры, которая уже скакала где-то в спальнях.

- Я свои потом разберу, не трогай, не сейчас, - махнула рукой Тесса, не отрываясь от телефона. Мать вздохнула.

- Мама, тут такие мягкие кровати и подушки, я утонула в подушке! – раздался крик Доры.

Мать прошлась по комнатам. Большая гостиная, она же кухня и столовая, две прекрасных спальни – одна для нее с мужем, другая для девочек, всё так, как они и хотели. Посуда, белье, запас воды… Она открыла двери на балкон. Ветер пах морем, он сразу надул красиво подвязанные шторы, как паруса. Перед ней были прекрасные цветущие деревья с гомонящими птицами в их ветвях, к горизонту открывался вид на холм и лес… а в квартире оставались неразобранными вещи. Она снова вздохнула и вернулась в комнату. Прошла мимо Тессы, которая валялась в наушниках, чуть не споткнулась о маленький, уже раскрытый посреди пола чемоданчик Доры и разбросанную одежду: девочка, конечно же, искала игрушки. Мать не успела вздохнуть в третий раз: Дора вбежала с криком «я всё уберу», схватила вещи в охапку и потащила их в комнату.

Как давно они планировали это маленькое путешествие! Выбирали, где будут жить («нет, прямо рядом с морем – я боюсь, вдруг придет большая волна… да и сыро!»), ждали, когда смогут выбраться из большого, оживленного, но душного города. И - в самый последний момент у отца оказалась срочная работа, требующая как минимум недельного срока. Планы пошли прахом. Вместо веселого семейного отдыха мать, похоже, ожидала рутина: обычные занятия с младшей дочерью, усталые споры со старшей, убирать, готовить… всё то же самое, только в других декорациях.

- Тесса, сними наушники! – прокричала она. На третий раз дочь все-таки послушалась:

- Ну что еще?!

- Давайте сделаем так, - сказала мать. – Если вы отказываетесь от телефонов, я обещаю, что мы будем делать все, что вы захотите. В первой половине дня – лучше ходить на море, а во второй – решайте сами.

- Ну уж нет, - заявила Тесса. – На море я, может, и схожу, а дальше – моё время.

И вернула наушники обратно.

Зато Доре, которая на этот раз примчалась с куском печенья в зубах и пыталась съесть его так, будто это было спагетти, идея понравилась:

- Купаться! А потом все, что хочу! Ура! У меня телефон все равно разрядился… - попыталась выкрикнуть она, осыпая футболку крошками.

***

Дора не могла поверить, что видит море.

- Вода – голубая, как моя краска, - рассуждала она вслух, стоя по пояс в воде. – А вот я ее беру – и она прозрачная. Снова голубая! Снова прозрачная! Тесса, иди сюда, я на тебя плесну голубой краской!

- Уйди, - морщилась Тесса. – Мам, ну куда ты поплыла, мне что – за Дорой следить?

На берегу Дора построила прекрасный замок.

- Там живет прекрасная принцесса? – спросила мать.

- Нет, мама, ты же видишь, какой большой вход. Там живет дракон!

- А я думала- драконы живут в пещерах…

- В пещерах? – удивилась Дора. – Мама, но ведь драконы умные. Зачем им жить там, где неудобно? Ты бы разве стала жить в пещере?

- Когда-то люди жили в пещерах. Они назывались первобытные…

- Значит, первобытные драконы тоже жили в пещерах. А потом стали приличные и теперь живут в замках… ай! – Дора попыталась украсить свой замок раковиной, но под ней оказался маленький краб. – Тесса, смотри, кто тут раковины собирает!

- Отстань, - промычала Тесса, которая не знала, куда себя девать. – Мама, давай я домой пойду… да не заблужусь я, ну с чего ты взяла…

***

- А теперь – вон в то кафе, за мороженым! – кричала Дора.

- Дочка, у тебя от мороженого горло всегда болит, - прошептала мать.

Они уже пообедали пирожными с густым пахучим травяным чаем, сходили на прогулку в местный парк, купили Доре нового плюшевого мишку, запасной купальник и надувную игрушку-кита, покатались на качелях, из местной газеты узнали, куда можно сходить и что увидеть (чтобы не смущать дочь, мать не стала доставать свой телефон и искать нужные сведения по интернету). На самом деле увидеть тут, в понимании жителя большого города, можно было мало что, и мать уже представляла себе, как ей целую неделю придется водить Дору по маршруту кафе – магазин игрушек – качели – еще одно кафе, а вечером проверять, не наелась ли Тесса вместо обеда каких-нибудь чипсов из ближайшего магазинчика, и готовить ужин…

- Смотри, смотри, мамочка! Вот это да! – Дора вдруг радостно ткнула в какую-то фотографию в газете.

В заметке под фотографией сообщалось, что в местном музее со вчерашнего дня выставлен новый экспонат: огромный полудрагоценный камень, найденный в лесу. Заодно сообщалось, что еще можно увидеть в залах музея.

- Бежим скорее в музей! – теребила Дора маму.

- Боюсь, сегодня мы уже не успеем доехать, - пожала плечами мать. – Но завтра, как только сходим на море…

- Сколько же придется ждать, - вздохнула Дора. – Так и быть… А сейчас – за мороженым! Ты обещала, что можно – всё!

***

  • Скорее, скорее к камню! Ну скорее! – упрашивала девочка.
  • Дорогая, камень – в последнем зале, - уговаривала мать. – Сейчас мы посмотрим разные старинные предметы, а потом еще выставка…
  • Не хочу выставку, хочу камень, - настаивала Дора. – Я даже бант завязала, как ты хотела, а ты меня к камню не ведешь! И платье это мне мешает и за все цепляется!

Спорить о платье матери совсем не хотелось. Она взяла Дору за руку и, медленно и тихо, как и положено в музее, направилась через коридоры, бросая полные сожаления взгляды на так и не осмотренные залы. И вот, наконец…

- Урааа! – закричала Дора так, что вздрогнул усатый охранник, стоявший в углу пустого зала. Мать ахнула, но охранник только улыбнулся.

Девочка подбежала к «новому экспонату» - большому, в рост Доры, гладкому, округлому камню, помещенному за стеклянное ограждение . Казалось, что здесь поработали руки искусного мастера: камень выглядел законченным украшением, а вовсе не случайно обнаруженным самородком. Его зеленая поверхность, состоящая из красивейших, будто нарисованных прожилок, переплетений линий и целых узоров, играла случайными отблесками света. Дора, остановилась, будто завороженная, и не спускала с него глаз. В какой-то момент она нахмурилась, лицо ее приобрело выражение сначала озадаченное, потом задумчивое, и так она стояла еще долго-долго.

- Дочка, может – пора? – робко спросила наконец мать.

- Нет-нет… - будто издалека, отозвалась девочка. – Я еще постою…

Охранник кивнул матери, она поняла его и отправилась в залы, где не успела побывать. Музеи она очень любила, но сейчас ей, почему-то, было …не скучно даже, а скорее грустно, будто бы что-то важное и радостное проходило мимо нее, никак с ней не соприкасаясь. Она отправилась на «выставку картин современных художников», под которую отвели два зала, тщательно осмотрела каждую картину – на всякий случай сверяясь с названием, причем пару раз, если честно, ей показалось, что таблички с названиями кто-то перепутал. Она вдруг поняла: после ярких оттенков камня, который так околдовал Дору, эти полотна кажутся ей тусклыми и неживыми.

…Девочка все так же стояла у камня, он отражался в ее глазах, и это совершенно обычное обстоятельство почему-то испугало мать.

- Дора, хватит, идем, - скомандовала она дочери.

Дора вздохнула, еще на минуту задержалась у камня – и направилась к выходу.

***

С этого дня «походы к камню» стали ежедневными. Утром – море, после обеда – музей. Мать волновалась. Дора отказывалась от новых игрушек, от мороженого, даже от предложения съездить туда, где виднелись холм и лес – они очень заинтересовали девочку в первый день, но теперь она забыла обо всем. Охранник уже привычно охранял и камень, и девочку, мать выучила всю экспозицию музея и могла бы работать экскурсоводом с закрытыми глазами. Она была готова сама уговаривать дочь взять в руки телефон. Однажды вечером, высказав Тессе недовольство обнаруженными обертками от чипсов и каких-то жутких конфет и уговорив Дору посмотреть по телевизору мультфильмы, она вышла на улицу и позвонила мужу, не дожидаясь традиционного «семейного звонка» перед сном. Муж, как назло, задерживался еще на пару дней и ничего, кроме «Дора у нас впечатлительная, ей просто понравился такой большой камень, а вот с Тессой я сегодня очень серьезно поговорю», придумать не смог. С Тессой он Очень Серьезно Говорил каждый вечер, но результатов это не давало.

Наступил еще один солнечный день. Собираясь в магазин за продуктами (накануне она клялась себе взять с собой Тессу, но утром, как всегда, оказалось жалко будить ребенка), мать открыла страничку местных новостей… и села на стул, так и не поправив на себе полунадетую блузку.

Новость утра номер один сообщала, что в музей пробрались грабители. Их целью был новый экспонат, так как, кроме него, всё осталось в целости и сохранности. Был зачем-то вызван к руководству охранник, а смотрительница соседнего зала, оставшись за него, просто ничего не увидела. При журналистах она пила сердечные капли и уверяла, что только на секунду отвернулась – и… А «и» было непростое: прочное стекло оказалось бесшумно разбито, и что самое загадочное – разбит оказался и камень. Две половины зеленой поверхности, будто расколотая скорлупа, лежали там, где раньше стоял камень. Внутри же этой каменной скорлупы не было ничего. Будто гигантский птенец вылупился из яйца и исчез куда-то.

- Какой ужас, - прошептала мать.

Как она объяснит это Доре? Девочка обязательно потребует везти ее в музей… Сказать, что музей закрыт? А если она не поверит? А если она услышит новости по телевизору, или старшая сестра прочтет и…

Женщина оделась и заглянула к девочкам – надо было окликнуть спящую Тессу, сказать, что она уходит в магазин, услышать невнятное «окей» - и обдумать всё уже на улице.

Тесса, действительно, спала, сбросив на пол одеяло.

А кровать Доры была пуста. Не было в комнате и приготовленного с вечера нового платья. Зато на столике, отключенный, лежал её телефон.

***

- Дочка, это невозможно, - качала головой мать, сидя на кровати старшей дочери. Рядом с матерью сидела Тесса, происшествие заставило даже ее оторваться от обычных занятий.

- Очень возможно, - Дора спокойно пожала плечами. – И я ничего неправильного не делала, мама же говорила, что если я отключу телефон, то можно – всё!

Старшая сестра посмотрела на мать, мать побледнела.

- Полицейским-то ты сказала, что просто ушла гулять, - скептически поджала губы Тесса.

- Они бы мне не поверили. А вам я могу сказать правду, - ответила Дора и передразнила гримасу старшей сестры. Тесса фыркнула, пробормотала что-то вроде «достаточно с меня сказок, отец приедет – разберется, ну ее» - и ушла в гостиную. Мать и Дора остались одни.

- Дорогая, - всхлипнула мать, - прошу тебя, расскажи, что на самом деле произошло. – Я что – должна поверить, что камень и вправду был яйцом дракона?!

- Конечно, - кивнула Дора так, будто речь шла о чем-то самом простом. – Даже я это сразу поняла.

- Но как?..

- Камень был очень красивый, я стояла и смотрела на него. И вдруг почувствовала… страх.

- Испугалась?

- Нет-нет, не то. Страх был в камне. То есть опять не так: там было что-то живое и теплое, вот в нем уже был страх. Маленький, но очень неприятный. И я мысленно спросила: ты боишься? И он ответил: да.

- То есть… ты слышала какие-то голоса?

- Нет-нет, что ты, я же не сумасшедшая, - засмеялась Дора. – Ответ прозвучал… не знаю, наверное – в сердце. И я тоже говорила молча: не бойся, я же рядом. И он рассказал, что боится выйти из яйца. Ему страшно. Вдруг его обидят, вдруг там плохо? Он же знал, что его забрали из леса и куда-то утащили… Они, драконы, чаще говорят именно так, как говорили мы с ним, хотя умеют и вслух. Но он не мог слышать других драконов, даже маму, пока не выйдет.

- А тебя, получается, мог?

- Почему-то да.

- И значит, ты стала уговаривать этого… птенчика вылупиться из яйца?

- Конечно! Я рассказывала ему, как здесь красиво. Какой закат над лесом, какое теплое море, что такое качели и мороженое. И что меня ни разу еще никто не обидел и не покусал… ну, кроме комаров, но я про них забыла. И он решил выбираться! Мы договорились: наутро я рано-рано приеду к музею, когда он только откроется, чтоб двери были открыты. И пойдем с ним смотреть мир!

- Хорошо, он разбил камень, то есть яйцо, и стекло. Но как он вышел? Ведь его бы увидели!

- Мама, - засмеялась Дора, - драконы умеют становиться невидимыми! Он сразу стал невидимым и так вышел!

- И ты с невидимым драконом пошла гулять, - продолжила мать, не зная, успокоиться ей теперь – много кто из детей играет в «воображаемых друзей» – или все-таки поискать заранее через знакомых хорошего детского доктора.

Дора помотала головой:

- Мама, это же его первый день на земле! Представь, как скучно было бы ходить, не видя своих рук и ног! Конечно же, он был видимым, очень даже видимым и слышимым! Я наконец-то услышала его настоящий голос, и он разрешил мне потрогать его крылья и поцеловать в нос! Представляешь – драконы не целуются, оказывается. И ему было смешно и щекотно.

- Откуда ему знать, что делают или не делают драконы?

- Так я же тебе объясняю: как только он появился на свет – он сразу услышал всех драконов и узнал все, что знают они! Поэтому драконы такие мудрые с первого дня. Но больше всего он слышал свою маму. Она очень-очень волновалась и все время хотела прилететь. А он морщился, как наша Тесса, и уговаривал ее подождать до вечера и разрешить ему тут всё посмотреть. Так смешно! И мы пошли гулять. Я же дала обещание, что покажу ему всё-всё.

- Если его мама так волновалась – должна была давно уже забрать своего ребенка, - проворчала мать.

- Такой уж у драконов закон, - вздохнула Дора. – Он сам решает, когда ему выйти на свет, а родителям остается только ждать… Так вот. Мы катались на качелях, на больших и маленьких, потом на карусели, а потом я купила ему много сладостей. Он, как я, больше всего теперь мороженое любит. Представляешь, один раз за нами увязались два каких-то странных дядьки. А на маленькой улице – никого! Тогда он показал им, как драконы пускают огонь. Они завизжали и сбежали. Мы так смеялись! Я рассказала, что можно на огне жарить вкусные вещи, например колбаски или мясо. Даже зашли в лавочку, и я показала, что можно жарить, а что нет. И оставила ему свои карманные деньги, вдруг захочет купить что-то в человеческих магазинах…

Мать было схватилась рукой за сердце, но тут же попыталась в очередной раз доказать себе, что всё это детские фантазии:

- А теперь объясни мне все-таки: ты ходила по всему городу с драконом, и никто ничего не сказал. Так?

- А это оказалось проще простого, - хихикнула девочка. – Я это еще в первый день придумала! Мы просто всем говорили, что это мой братик. Что у него день рождения и поэтому он надел карнавальный костюм. Про день рождения – это же правда! Особенно он понравился всем в кафе. Ему дали кусочек торта, спели поздравительную песенку и дали выстрелить из хлопушки. Он так радовался! Они хотели знать, как позвонить родителям, чтоб спросить разрешения нас сфотографировать и повесить фото на стену. Я дала честное слово, что родители совсем не против и что вы это подтвердите очень-очень скоро. Смотри, мама: ведь ты же до сих пор мне не веришь! Вот так и со всеми остальными: даже глядя на настоящего дракона, они не могли представить себе, что это он и есть!

- То есть теперь у них на стене висит фотография дракона. Настоящего дракона. И я могу туда пойти и ее увидеть, - несчастным голосом сказала мама.

- Да! Ты же им не расскажешь правду? Мама, ну что ты, не плачь! Вот теперь не знаю, говорить тебе или нет… ладно, скажу, пусть всё будет честно. Он меня покатал по небу! Ты не представляешь, какое красивое море – оттуда, из-под облаков! А лес, какой он прекрасный! Папа приедет – надо пойти всем вместе его посмотреть! Я видела людей на холме, они туда приходят просто отдохнуть, привозят с собой еду, играют в мяч, значит – и мы можем! А потом мы спустились, и пришлось попрощаться, потому что его мама уже совсем собралась за ним прилететь. Сердилась уже. Жалко, что мне не пришлось увидеть настоящего большого и сердитого дракона. Кстати, я была права! Они живут в замке, а замок в горах, во-от там, в той стороне!

- Вы летали по небу? Там, высоко? – мать уже не знала, что и спросить.

- Да не очень высоко, только до первых облаков. Он же еще маленький. А уж как тревожилась его мама! Только что родился, крылья еще слабые, а вдруг упадешь… Драконьи мамы – они точно такие же, как человечьи!

***

Под утро пришло сообщение от мужа: «Дела закончил, вылетаю». Вот и хорошо. Хотя… кто знает, хорошо ли. Отцу еще только предстоит узнать о дочкином друге-драконе. И увидеть его фотографию. Она было попросила Тессу сходить в кафе и посмотреть, что там на самом деле висит на стене, но даже Тесса испугалась. Вот и она боится. А Дора обижается. Говорит -наверное, весь городок уже видел, а вы не видели.

Из детской спальни раздался Дорин смех. «Спать не даешь!» - проворчала Тесса. Мать вошла:

- Что такое, дочка? Почему не спишь?

- Это мой Братик меня разбудил, - засмеялась Дора. – Он передал, что угостил свою маму-дракона мороженым. Но ей не очень понравилось. Зато она теперь хочет попробовать пожарить мясо на огне, как люди! Мама, мама, а может – устроим пикник вместе, пока еще не уехали? Мы и они, - представляешь?

- Конечно-конечно, - сказала мать, проводя рукой по лбу. – Скоро приедет папа, и я уверена, что ему идея пикника с семьей драконов очень понравится. А теперь – спи!

Дора быстро заснула. И еще долго улыбалась во сне.