Эмоциональное бревно
Я даже сочувствую эмоциональному бревну...
фото
Ольга Агеева

Я даже сочувствую эмоциональному бревну. Потому что сама бывала и бываю эмоциональным бревном. Даже после получения диплома психолога. Даже в процессе обучения психотерапии. Даже, наверняка, сейчас, когда устала, расстроена или невнимательна, я могу выглядеть эмоциональным бревном.

И от имени периодического эмоционального бревна могу сказать, что обычно понимала и ощущала чужую боль, испытывала желание помочь, но это все никак не выражалось вовне. Выражению эмпатии мешал дикий страх, что человек сейчас от моей неумелой поддержки развалится, и я тоже развалюсь. И еще стыд за то, что другому плохо, а мне, вроде, сейчас хорошо, и поэтому я виновата, что другому плохо, хотя мое "хорошо" настолько хрупко и ненадёжно, что от чужой беды оно разобьётся навсегда.

Так что быть эмоциональным бревном - это не совсем приговор и не всегда диагноз. Моя эмоциональная отстраненность часто помогала найти действительно очень хорошие рациональные решения проблем. Естественно, пришлось научиться  на самом деле помогать рационально, интересоваться у собеседника, нужен ли мой бесценный совет? Потому что часто человек в эмоциях не способен его принять. Ему сначала нужно, чтобы приняли его самого, целиком, во всей полноте его фрустрации. И тогда, будучи принятым, человек может уже не быть затопленным по самую макушку невыносимыми переживаниями. Тогда и освободится место для размышлений, планов и действий.

Собственно, когда я пошла в психологи, была уверена, что как раз за рациональными советами ко мне, такой умной, люди и будут приходить. Ан нет. Люди к психологу не всегда идут за знаниями и мудростью, которые из нас плещутся. Потому что знаний - целая мировая библиотека. Люди не дураки, часто уже все читали и кучу времени осмысливали. Но это не помогало. К психологам обращаются те, кому сложно быть принятыми другими людьми. Иногда потому что сложилась такая обстановка, что кругом лес эмоциональных брёвен - невозможно довериться никому. Иногда вокруг вполне живые люди, но они не способны вместить в себя и переварить то, чего у человека слишком много - боли, отличий, проблем.

И вот психологу очень важно уметь не быть эмоциональным бревном. Но для этого ему придётся либо изначально расти среди живых людей, получая опыт принятия в идеальных семьях (такие редко идут в психологи почему-то), либо распаковать свою боль и раны в присутствии других живых людей, быть принятым, научиться принимать себя, стать и самому себе человеком, а не эмоциональным бревном. Обучиться техникам терапии можно за полгода. А вот вырастить себе живые веточки и зелёные листики-цветочки и научиться все это нежное и тонкое не терять, не высыхать от чужой боли - это занимает долгие годы.

Людей, способных поддержать другого человека правильно, "от природы" не так уж много. Это большой дар, и он не бесконечен, если им злоупотреблять. Профессиональных терапевтов учат, как заметить эмоциональное выгорание, как предотвратить превращение в бревно. А просто хорошие, эмпатичные люди часто не умеют заботиться о собственной эмоциональной безопасности и их силы могут кончиться очень быстро. Так что если перед вами эмоциональное бревно, оно может быть разных сортов.

1. Просто человек, который в силу каких-то обстоятельств остановился в эмоциональном развитии на уровне 4,5- летнего ребенка.
2. Просто человек, который все прекрасно чувствует, но не обучен выражению чувств, стесняется проявлять их с другим человеком, не имеет словаря для поддержки.
3. Просто человек, который слишком много поддерживал других в своем детстве или в настоящем, эмоционально истощенный, выгоревший.

И есть еще два типа людей, которые никакие не бревна, хотя ведут себя так.

А) Люди, получающие удовольствие от чужих страданий ( да, такие бывают, они часто слегка улыбаются, когда дают советы или говорят "сам виноват" или "о чем ты думала").
Б) Люди, которые сейчас сами страдают, находятся в состоянии острой психотравмы или длительном хроническом стрессе.

Проблема последних в том, что они часто, замораживая свои чувства, выглядят вполне устойчивыми. Они не делятся своими проблемами. И даже сами считают себя способными помочь другим, обладая уникальным навыком выживания в травматическом опыте. По сути, поддержка нужна им самим, и есть шанс провалиться эмоционально очень глубоко вместе с ними уже в их травму в попытках получить помощь от таких людей.

Никогда не известно, где и при каких обстоятельствах сработает триггер, обрушивающий психологические защиты у обеих сторон. Поэтому мы интуитивно выбираем просить поддержку у людей, которые кажутся нам ресурсными. Но, бывает, мы ошибаемся, потому что за маской благополучия или авторитета может скрываться травмированный и страдающий человек в сложных жизненных обстоятельствах или наоборот хищник, цинично использующий других людей и потому довольный жизнью.

Вот почему нам в целях эмоциональной безопасности крайне важно поддерживать неформальные отношения с достаточным количеством близких и друзей. Например, чтобы мы обладали достаточной информацией о состоянии друг друга и могли сами оказывать поддержку только когда в ресурсе. И не испытывали едкого стыда, отказывая в помощи, зная, что в окружении просящего есть и другие люди, способные позаботиться о нем. Ну и чтобы мы сами знали, что если нам откажут в поддержке близкие или отчего-то друг превратился в буратину при упоминании сложной для него темы, не рубить отношения с плеча, а поискать помощи в другом месте, отметив для себя факт одеревенения буратины на будущее. Как знать, возможно, когда вы исцелитесь, вы сами сможете помочь тому, кто превращается в эмоциональное бревно. Если вы захотите, а бревно внезапно попросит поддержку, разумеется.