Быть отличником
Все мы пострадали от системы образования, не только те, кого стыдили за низкие оценки, не только те, кого выжимали, как лимон, за высокие...
фото
Marta Everest

В последнее время встретила сразу несколько довольно популярных постов о том, что отличниками быть плохо. Лучше вообще не быть, чем быть отличниками. Нет, правда, буквально сегодня прочла, как какая-то психолог своей дочери, которая угрожала  маме "закончить школу с золотой медалью", ответила буквально "надеюсь, не закончишь". 

И это вместо того, чтобы порадоваться за дочь, которой повезло с генами, дающими преимущества при обучении, хорошими условиями, созданными для ребенка и личными выборами девочки, помогающими ей добиваться успеха в учебе. Ну, хорошо, конечно, если бы у мамы это была шутка такая, типа как у нас в семье, мы любим черный юмор. В нашей семье черный юмор прививается детям с подросткового возраста. Но дальнейший текст показал, что мама не шутила. Не в плане того, что она обещала дочери, что та не доживет до окончания школы, или угрожала забрать дочь из школы, если узнает, что медаль неизбежна. Но аргументировала свою нелюбовь к отличникам и отличницам тем, что они-де не достигают в жизни настоящего успеха, потому что невротизиврованы и очень-де ориентированы на оценки, а жизнь ты не за оценку живешь. 

Ну и да, этот мой "любимый" аргумент про успешных "троечников" и даже "двоечников". Эти рассказы, разумеется, тенденциозная ложь. Начнем с того, что я сама отличница. Я не президент страны, даже не премьер-министр. Я не управляю большой корпорацией. Я не создала миллионный бизнес. Но, если честно, у меня просто не было такой цели. Пока. Я полностью уверена, что если такие цели у меня появятся, шансов достичь их у меня будет намного больше, чем у любого среднестатистического троечника. Потому что быть отличницей - это, все-таки, помимо везения (способности к обучению - выигрыш в генетической лотерее, не более), труд и необходимость решать довольно сложные задачи не только в учебнике. 

Попробуйте сочетать младшего брата и присмотр за ним, приготовление борща для мамы, которая скоро вернется с работы, уборку и изучение трех параграфов учебника истории в эпоху до ютуба и википедии. Если это покажется слишком простой задачей, можно накинуть еще умение договариваться с одноклассниками, чтобы они не травили за то, что ты выскочка и выпендриваешься, а ощущали тебя членом своей команды. Это способность принимать (после отрицания, гнева, торга и депрессии) несовершенство учителей, которые знают свой предмет хуже, чем его знаешь ты и, тем не менее, решать конфликты с ними конструктивно, а не накаляя атмосферу. Это выстраивание отношений с родителями, часто нарциссичными, требующими результата и совершенно не поддерживающих процесс. 

Так, например, условием моего посещения кружков по интересам являлись неоспоримые успехи. Поэтому гимнастика закончилась после моей болезни, которая стала препятствием к участию в соревнованиях, а музыкальная школа ничего, продолжилась до отличного аттестата. Если брать мою судьбу, то мои проблемы были вовсе не от того, что я была отличницей. А от того, что ко мне предъявлялись завышенные требования, все повышающиеся с каждым моим успехом. Родители, учителя, большинство руководителей внешкольных занятий вместо радости от успехов своих учеников требуют больше и больше достижений. Ты всегда недостаточно хорош. 

Чего стоит расхожая фраза учителя в ответ на вопрос "А почему мне четыре с минусом, а Петрову за то же самое - пять?!" : 

-  Так то Петров, а это ты. Мы все знаем, что ты можешь больше и лучше. 

Когда одаренность становится для ребенка проблемой? Когда ею пытаются воспользоваться взрослые для решения своих задач. Родители - для повышения собственной самооценки. Учителя (плохие учителя, сейчас речь о них) используют одаренных детей для демонстрации  своих якобы педагогических успехов (таких очень легко вычислить, они сразу набирают "сильных" детей в класс, жестко отсеивая по способностям). Тренеры (токсичные тренеры, речь сейчас тоже именно о них) делают то же самое - не давая развиваться потенциалу каждого ребенка, а отбирая лучших и потом сравнивая и стравливая их между собой. 

Проблема отличников в том, что они довольно часто бывают одаренными. И их одаренность используют токсичные взрослые. Так вот. Если убрать токсичных взрослых, мы видим примеры отличников, которых все любят. Потому что отличники стараются доводить дело до конца. Потому что хорошо чувствующего себя, не демотивированного и не невротизированного отличника, сразу видно по высоким требованиям к своей работе. 

Поверьте, каждый предпочел бы, чтобы его хирург или стоматолог был отличником в школе и в ВУЗе. Или хотя бы стремился стать отличником. И, скажу честно, среди моих друзей немало школьных отличников. И среди них достаточно очень успешных людей. Правда, чаще всего живут они за границей. Уехали, потому что в странах, где успешным может стать только отчаянный троечник в условиях невысоких требований к качеству жизни, им просто нечего делать.

Успеваемость в школе - это совершенно не повод оценивать человека и его способность к успеху в целом. Плохая успеваемость в школе или ВУЗе - это не повод стыдить человека или прогнозировать ему плохое будущее. Оценки в наших учебных заведениях могут быть просто лишены объективности. Но точно так же не стоит считать, что человек с высокой успеваемостью, высокой мотивацией к обучению - это страдалец, у которого ничего не выйдет. Да, возможно, та моя дочь, которая отличница и обожает учиться, не запустит стартап на миллиард. Возможно, она просидит всю жизнь в корейской лаборатории, за копейки изучая пучки фотонов. Но почему-то я уверена, что она будет счастлива, если будет делать то, чем она хочет заниматься и обожает делать - изучать этот мир.

В общем, все мы пострадали от системы образования, не только те, кого стыдили за низкие оценки, не только те, кого выжимали, как лимон, за высокие. Поэтому имеет смысл объединиться и помогать друг другу. В конце-концов, бывший троечник в школе становится отличником в предпринимательстве, если действительно хочет добиться успеха. А бывший школьный отличник просто обречен ощущать себя время от времени полным двоечником, если действительно учится чему-то новому. Я вот 80% времени себя так ощущаю.