Беда не приходит одна
Ни меня, ни Алису жизнь к такому не готовила...
фото
Юлия Барская

Беда не приходит одна, поэтому дополнительно к коронавирусу, карантину, удаленной работе, дистанционному образованию и экономической коме, чтобы мы случайно не заскучали, у нас прорвало трубу. Ну как прорвало. Немного потекло, но не настолько, чтобы все нижние этажи нарушили самоизоляцию и пришли проклинать нас лично, нарушая еще и социальную дистанцию.

Поэтому муж сегодня устроил кастинг сантехников. Они ходили и ходили, считали и считали, ставили и ставили диагнозы нашей трубе.

Одновременно с этим нашу учительницу 1 класса, вероятно от недостатка кислорода и малоподвижного образа жизни, посетило то ли вдохновение, то ли галлюцинации, и она решила, что предыдущие две недели не окончательно нас заколебали, что родители теперь достаточно окрепли и готовы к новым испытаниям. И прислала примерно в 2 раза больше заданий, чем обычно.

Ни меня, ни Алису жизнь к такому не готовила. Оказывается, до этого мы делали задания по уже пройденному материалу, и всё было вполне сносно. А сейчас начался новый. И это такой эпохальный момент в жизни каждого родителя, когда вдруг понимаешь, что твой ребенок, твоя умненькая девочка, твой любознательный цветочек, две косички, длинные реснички - безнадежно тупая девочка.

Ты ей объясняешь-объясняешь, объясняешь-объясняешь, уже охрипла объяснять. И даже сантехники с кастинга поняли, чем проверочное слово отличается от проверяемого, хотя это совершенно не входило в их планы. Потому что даже если голову засунешь в унитаз, то всё равно поймешь - настолько четко, громко и понятно я сегодня всё объясняла.

Теперь я смотрю на нашу учительницу с огромным уважением. Даже Ленин не вызывал во мне такого глубокого почтения, в моем пионерском прошлом. Хочу надеть на неё белый защитный костюм, тщательно заправить его штанины ей в носки, надеть перчатки, лучшую маску, облить санитайзером и спрятать ее в бункере, чтобы беречь там от коронавируса.

И чтобы в бункере этом обязательно не было интернета. И простой почты тоже! Потому что учительница наша пишет задания обычной ручкой и фотографирует их пачками, строчит и строчит убористым почерком, без устали и намека на эмоциональное выгорание. То есть место должно быть такое, чтобы даже почтовые голуби туда не долетали, а падали замертво с мозолями на крыльях.

И потом, когда всё закончится, мы бережно вынесем нашу учительницу из бункера и на руках понесем ее в класс, к нашим умненьким деткам. Закроем дверь, может даже снаружи запрем, и побежим через три ступеньки прочь. Будем обниматься, нарушая все рекомендации ВОЗ, забежим в пустые квартиры, упадем там на пол и будем целовать этот пол и слушать тишину. А рядом будут лежать наши домашние питомцы и не верить своему счастью.