Кот и трехлетний ребёнок
Кот — это ещё один ребёнок в семье.
фото
Alain Laboile
Alain Laboile

Книги Олега Батлука: Записки неримского папы, Мемуары младенца и Мистер Эндорфин


Кот — это ещё один ребёнок в семье. Примерно трёхлетний.

И кот, и трёхлетний ребёнок:

— подозревают, что они главные, но не могут это доказать

— приходят в вашу кровать посреди ночи и ложатся вам на голову

— недовольны, потому что вы все время заступаете в их зону комфорта, а она примерно везде

— орут под дверью

— роняют елку

— торчат на подоконнике

— бегут встречать вас к двери, узнавая по шагам ещё у метро

— заходят в ванную с ноги (с лапы) ровно через секунду после того, как вы подумали «вот они, мои десять минут для себя»

— едят только то, что нашептывает им ретроградный Меркурий

— времена печали и времена радости чередуются у них непредсказуемо, как у Экклезиаста

— любят безусловно, до урчания.

И коты, и трёхлетние дети догадываются о своём одинаковом инопланетном происхождении и постоянно пребывают друг с другом во внутривидовой борьбе.

Поскольку Артём появился у меня за четыре года до кота, и у меня было время подготовиться, знай, Семён, у тебя нет шансов!

(Семён на заднем плане саркастически хихикает).