Быть взрослой
И какая чехарда началась у меня в голове!
фото
Kate Vellacott


Я была очень романтичным ребёнком. Романтичным, с серьезным уклоном в сторону максимализма. Мне очень нравились идеи воспитания характера, силы духа и воли, презрения к материальному...

И воспитана я была на таких фильмах, книгах, примерах. Благородная идея работы над собой главенствовала над всем остальным. А потом еще добавились религиозные воззрения, которые тоже внесли свой сумбур в построение моей личности. Вдобавок, весь этот набор максимализма взрастил во мне эдакий маааааленький комплекс лентяйки.

И что я хочу сказать? Вместе с этой всей бесконечной работой над собой я незаметно вообще разучилась слушать себя и понимать, что мне близко, а что нет. Что важно и нужно в данный момент, а что каприз. В моем максимализме все было капризами и ленью. И оправдания не принимались.

Потом я росла. Первыми, прессом сессий были придавлены сомнения в своей лени. Да, ленива, не успеваю все.

Потом развеяло ветром перфекционизм. "Лучше хоть как-то, чем никак"и "делай, что должно, и будь, что будет" стали верными спутниками моей жизни.

Потом утонули в болоте разных отношений мечты быть хорошей и стремление к святости (ха-ха, а ведь хотелось быть такой).

Ну и последними меня покинули мечты о великой самореализации. Так сказать, разбились о скалы лени, заблудились в дебрях дел, крепко запутались в плюще собственных несовершенств и окончательно задохнулись от глобального неверия в себя.

И что осталось? Желание поменьше думать и быть собой, какая уж есть. Убеждение, что я сильная. Ну такая, рабочая лошадка.
Абсолютное нежелание делать людям больно.

И... И вот это неумение распознавать свои желания и потребности. Точнее нежелание признать, что они важны. Такое скромное, незаметное подсознательное нежелание.

Например, недавно меня обидели. Даже не так. Случилась вещь, которая была мне очень обидна. Обидеть специально не хотели. А мне обидно до слез. Хоть я и знала, что так может быть. И меня сразу предупреждали, что так может случиться. А все равно, чувствую злость вместе с этой жгучей обидой.

И какая чехарда началась у меня в голове:


"Надо быть сильной!
Надо сделать вид, что мне все равно и ни капельки не обидно!
Плакать - показывать слабость.
Соберись, тряпка!
Сама виновата, все же знала! Смирись...
Надо отомстить как-то и тоже обидеть.
Нет, надо простить. Надо прощать и быть хорошей.
Тебе не должно быть обидно, тебя предупреждали, что так может быть.
Обижаться - это плохо, надо работать над собой. "

Я как послушала вдруг это все со стороны, так и замерла. Жесть.
Мне почти тридцать лет, а в голове у меня такое? Что? Я не имею права обидеться или поплакать, если мне это надо? Имею.

И главное, что все легче переживется и забудется, если я дам себе волю прожить проблему так, как хочется мне. И даже если я не сдержусь и в ответ кого-то все-таки обижу, мне будет легче помириться и разрулить все. Потому что внутри будут силы. Силы, которые ушли бы на подавление своих желаний и потребностей.

Вот такие глобальные размышления всего лишь из-за того, что я не решалась дать себе волю. Пять минут поплакать, 10 минут позлиться и 20 минут попродумывать страшные планы мести. До реализации их дело так и не дошло.

Вот бы чаще научиться останавливаться и слышать, что происходит у меня в голове, со стороны. Много открытий чудных меня тогда будет ждать.
И я жду их с нетерпением. Может, это и значит быть взрослой?