I am hungry!
Чудеса случаются. Нужно просто набраться терпения и ждать.
текст
фото
Ксения Фоломкина

Наш старший ребенок родился хорошеньким плотным кабанчиком! Розовое тельце и упитанные щечки – отрада материнскому глазу. Ел все и сразу, запивая цельным молочком или, по выходным, свежесваренным какао. К процессу принятия пищи относился основательно и по-мужски. Через неделю после того, как он пошел в ясельки, воспитательница вызвала нас на личный разговор и озабоченно просила, сколько раз можно давать Антону добавку, он съедал за обед по две, а иногда и по три порции. Воспитательницу это волновало, а мы уже привыкли.

Так мы и жили, не зная хлопот, пока не родилась дочка – крохотная малышка. Врачи допрашивали меня, точно ли в срок. Я уверяла их, что доношенная, а сама с опаской смотрела на ручки-ножки как у кузнечика и на зеленую бирочку с поистине дюймовочкиным весом.

Ничего, откормим, – успокаивала я себя, но проходили недели и месяцы, а малышка так и болталась в самом конце весовой категории среди младенцев ее возраста. На очередном плановом осмотре врачи недоверчиво смотрели на меня и задавали наводящие вопросы, но удовлетворить их профессиональную озабоченность мне было нечем. Наша дочка просто плохо ела!

Грудь малышка сосала исправно, по часам, но без особого энтузиазма. Пришло время прикорма, я билась как рыба об лед: варила кашки, овощные пюрешки, покупала свежий йогурт и мягкие сочные фрукты, выросшие под палящим солнцем знойной Калифорнии, но наша Мая оставалась непреклонной. Отведав одну-две ложки, она отодвигала от себя тарелку и плотно зажимала губки. Все попытки накормить малышку не приносили ровно никакого результата, дочка ничего не ела: либо просто отворачивалась от стола, либо вываливала содержимое тарелки в лучшем случае на стол, в худшем на пол.

Говорят, ребенка нельзя заставлять кушать, проголодается, потом сам поест. Наша дочка удивила всех. Она не ела никогда! Ни утром, ни в обед, ни вечером… Казалось, ей неведомо чувство голода. После каждой трапезы мы были на грани истерики и нуждались в скорой помощи бригады психотерапевтов. Дочка выходила из-за стола вся перемазанная, но не накормленная. Мы бились как Наполеоны, но в отличие от него, не победили ни в одной битве. Наша дочка ничего не ела. Как-то росла, как-то набирала вес, уж не знаю, откуда брались на это калории – но… как-то она росла и дотянула до полутора лет. НЕ зря говорят, что есть люди, которые святым духом питаются. Это про нас.

Говорят, что если у ребенка проблемы с аппетитом, ищите причину в семье. Но у нас в семье совершенно здоровый климат, родители любят друг-друга и детей, кои в свою очередь окружены заботой и уважением. А наша дочка все равно ничего не ела! Доходило до того, что за целый день малышка могла только позавтракать половинкой кусочка половинки вчерашней булочки и полностью отказаться от обеда и ужина. Обеда у нас не было. Был скудный завтрак и еще более скудный ужин.

 В один прекрасный воскресный день мы всей семьей сидели за обедом, и я вдруг все поняла. Наша крошка просто не любит есть! Ей неприятен сам процесс принятия пищи. Для нее это пытка! Пытка, которой ее подвергают каждый день, три раза в день! Она на самом деле не понимает, зачем нужно запихивать в себя еду. Ей неприятно ощущать во рту еду, неприятно ее жевать, неприятно ее глотать. Она не видит и не чувствует взаимосвязи между хорошим самочувствием и процессом принятия пищи. Что-то природа в нашем случае не доглядела, что-то с чем-то не сошлось…

Так мы и жили, пока однажды утром…

– A gangry … A gangry … A gangry…, – жалобно, но в то же время очень требовательно повторяла Мая как мантру, пытаясь стащить одеяло с нашей с кровати и поглаживая ручками-худышками свой тощий животик.

– А gangry, – пролепетала она жалобно, когда я еще не успев продрать полностью глаза и сфокусировать сознание на происходящем, уселась на кровати в полном недоумении. Мне послышалось?

– Maya, are you hungry? – спросила я не веря своим ушам (англ. - Мая, ты голодна?).

Малышка укоризненно посмотрела на меня, своими карими глазами, полными всемирной скорби и как я полагаю и всемирного голода тоже, и побежала на кухню.

– Are you hungry? – спросила я еще раз, больше сама себя, и ущипнула себя за бок, пытаясь удостовериться, что это не сон и не наваждение.

Но это был не сон и не наваждение – наша дочка действительно проголодалась! В то утро Мая, наверное впервые в жизни, наелась до отвала, а потом откатилась от стола румяным колобком и покатилась в кроватку переваривать свой первый в жизни настоящий завтрак.

Чудеса случаются. Нужно просто набраться терпения и ждать.