Разбитый нос, рентген и гости
Звучало как «мы его теряем».
фото
Alain Laboile
Alain Laboile


Вчера Леник разбил нос. Упал с тренажёра и разбил. Вообще, мои дети, как и все, иногда носы разбивают, но тут прямо сильно ударился, кровь из обеих ноздрей, отек, в общем, картина не очень.

Мы с мужем и тремя детьми во Вьетнаме, он работает, а у нас - летние каникулы, мы живем на служебной вилле, у нас целый дом врачей, вот я и попросила, чтобы коллеги мужа посмотрели, все ли в порядке. А то наш папа в ночную смену, его дома нет.

И один врач-реаниматолог, он по жизни паникер, сразу начал кричать:
- Ааа, да это сразу видно, перелом!!! Вон какая ассиметрия! Да у него в пазухах кровь! Все, срочно в госпиталь! На рентген! Бери деньги, страховку, паспорта, все бери, и скорее!

Звучало как «мы его теряем». Я запаниковала. То, что ребенок в сознании, успел хорошо поужинать после травмы, кровь остановилась достаточно быстро, и вообще, настрой у Лёни был, как всегда, бодрый, сразу вылетело из головы.

Я, как курица, схватила его и побежала в медпункт нашего городка. Коллега мужа пошёл со мной, как переводчик. Там нас принял испуганный дежурный вьетнамский врач. Выслушал, что произошло. Он долго собирал трясущимися руками инструмент для осмотра носа, с фонариком и расширителем. Видно было, что достал он его из коробки первый раз. Батарейки не работали. Насадки не подходили.

Леник веселился. В итоге, дежурный врач сказал, что он не педиатр, не отоларинголог, и надо ехать в госпиталь, на рентген.

Скорая у нас на первом этаже виллы, в гараже стоит. Вот на ней мы и поехали. Лёня просто ликовал. С мигалками мы пронеслись по вечернему городу, и оказались в госпитале.

О, вьетнамский госпиталь! Это что-то особенное. Вся медицина здесь платная, и я ожидала, конечно, другого. ...Серый бетонный корпус. Серый бетонный пол. Редкие вентиляторы под черным потолком. Грязная плитка на стенах. В палатах ржавые железные кровати, матрасов нет, подушек нет, на соломенных циновках лежат люди в своей верхней одежде. Тут же сидят их родственники, курят, едят, разговаривают.

Лёня «в госпиталь» понял как «в гости». Так и говорил всю дорогу: «Мы едем в ГОСТИТАЛЬ». И сразу хотел рвануть «в гости» по палатам.
Но мы быстро оформили документы, сделали рентген, и оказалось, что все в порядке, никакого перелома и крови в пазухах нет, и поехали мы домой , на нашей скорой помощи.

«Леонид» вьетнамские врачи выговаривали с трудом и стали называть Леника «Ле».

Всю дорогу Лёня возмущался, что никакой это был не ГОСТИТАЛЬ, что его обманули, и просился назад.

Дома он съел две сосиски, помидорку и банан. На утро отек почти спал. И муж, придя с ночной смены, рассказал, как до него в заводской клинике дошли слухи о русском мальчике со страшным переломом носа. Леник весело прыгал вокруг него, и на несчастного мальчика был вовсе не похож.

А потом мы опять пошли в тренажерный зал. Потому что больше днем пойти некуда, а там кондиционер. И Лёня сказал, что больше никогда не будет баловаться на тренажере. И вел себя идеально...