О ужас, врачи! Подключая тяжелую артиллерию
Некоторые дети боятся врачей, а еще больше уколов, прививок и анализов крови...
текст

Лёля Тарасевич, психолог и мама

фото
Katerina Apel

Автор: Лёля Тарасевич

Фотография: Katerina Apel


Некоторые дети боятся врачей, а еще больше уколов, прививок и анализов крови. Вот в баночки свои анализы выдать – пожалуйста, а чуть что более серьезное, так отойдите, пожалуйста, я и без этого прекрасно кашляю.

Однако, если обычно ребенка можно уломать тем или иным способом (рассказать сказку, подкупить походом в кино или посмотреть мультик про бегемота, который боялся прививок), то есть категории малышей, с которыми придется применять более «изощренные» способы воздействия.

Например, высокочувствительные ребята. Зачастую их эмоциональная особенность задевает и телесную оболочку, то есть у них занижен болевой порог. Вам терпимо, а им невыносимо так, что лучше сожгите заживо, но больше не дам из пальца кровь сосать. Также они обладают повышенной кожной чувствительностью: прикосновение родных людей их полечит, а вот любого чужого человека надо еще постараться перетерпеть.


Что же, их теперь совсем не лечить что ли? Конечно же, лечить, но желательно с подготовкой.

  1. Если вы подозреваете в своем ребенке тонкую душевную организацию, то предлагаю вам приехать к врачу во внеурочное время, а именно когда ребенок ничем не болеет. Просто осмотр, просто разговор, установление контакта, так необходимого ранимым малышам. Тут есть еще тот большой плюс, что, если врач вам по каким-то причинам не подойдет, вы сможете обсудить с ребенком и сменить коней, не доехав до переправы.Мы однажды приехали к стоматологу на осмотр в «не свою» клинику за вторым мнением, и мой высокочувствительный сын, спокойно просидев на приеме положенное время, вышел и попросил: мама, если операция будет нужна, я не хочу к этому дяде, отдай меня другому. Конечно же, когда потребовалось лечение, мы отдались другому.
  2. Очень важно подобрать ребенку «его» врача. Не столько вашего, сколько его, сумевшего найти подход именно к вашей дочке или сыну, уговорить спокойно высунуть язык, послушать фонендоскопом и даже исследовать зубы. Если родители и врач заодно не только между собой, но и вместе с маленьким пациентом, это залог успеха. Всё больше специалистов изучают детскую психологию или изобретают свои собственные методы – да, чаще в платных клиниках, но если поискать, то и бесплатных вдруг находятся «добрые» доктора.
  3. Состояние родителя – огромный ресурс для высокочувствительного ребенка, значит нам необходимо его из себя достать: оставаться спокойным, принимающим и поддерживающим. Это достаточно сложно сделать в ситуации, когда «все дети как дети, сидят спокойно» и только ваш катается по полу в сильнейшей истерике. Стыдно, однако. А чувство стыда очень сложно переживать неподготовленному родителю, и оно быстро перерастает в маскирующее его чувство гнева, которое выливается либо непосредственно в агрессию, либо еще в высмеивание – «Ишь, герой, вы только посмотрите на него! Сопли распустил, как девчонка, тебе юбку не прикупить?». Помним, мы с ребенком вместе против всего мира, а не с миром против собственного чада. Стыдно – это наша эмоция, и одно только признание ее – первый шаг к проживанию этого чувства.
  4. Если вы уже перепробовали многие методы, а оно всё никак, предложу вам еще один, довольной действенный для высокочувствительных детей. Зачастую такие ребята очень сильно привязаны к родителям. Для них намного нагляднее не сказка, а история из жизни папы и мамы, не мультик, а реальная фотография из их детства. Давайте это использовать, а именно брать с собой детей, когда идем в поликлинику сами. Я вас, не дай бог, не призываю тащить его к гинекологу, но вот сдать при нем кровь, сделать УЗИ – вполне вариант.  С одной стороны, ребенок видит больницу чаще, а значит привыкает к тому, что это не из ряда вон и точно больно будут делать конкретно ему. С другой, узнаёт, как самые близкие и авторитетные ему люди справляются с теми же манипуляциями. Этот тот случай, когда он в ресурсе и может проявить интерес (попытка сделать это, когда ребенок в стрессе, скорее всего, провалится): рассмотреть колбочки, баночки, инструменты, сконцентрироваться на работе доктора, а не на собственных ощущениях.
  5. Что мы можем посоветовать врачу? Да-да, мы за ребенка и будем искать того специалиста, который хочет найти подход к юному пациенту и хочет слышать родителей. Мы расскажем доктору, что о каждом прикосновении лучше спросить или предупредить, ход любой процедуры должен быть понятен, объяснен спокойным и твердым голосом. Ведь самое страшное то, что внезапно обрушивается. Если ваши сын или дочь будут твердо уверены, что ничего не произойдет «вдруг», вы сразу же заметите перемены в их поведении.


Ну хорошо, мы все такие умные, продвинутые, готовимся-готовимся, подкладываем соломку прямо на порог каждой поликлиники, но жизнь же непредсказуемая – бывают такие ситуации, когда помощь нужна здесь и сейчас, вопрос жизни и смерти, тут не до уговоров: колют уколы, скрутив в рогалик, ставят капельницы под вой иерихонской трубы – всеми своими силами наносят ребенку психологическую травму.

Да, такое случается, и да, в критической ситуации сначала будем лечить тело, а потом уже врачевать израненную душу. Здесь важно не выйти из больницы и сделать вид, что ничего не произошло, не пытаться забыть всё, как страшный сон. Потому что через некоторое время вам всё равно понадобится сдать анализ или вылечить зуб, то есть обратиться к врачу и обнажить ту самую нанесенную травму – она просто так никуда не уйдет.

Чтобы не пришлось снова крутить из детей рогалики, прорабатываем все ситуации сразу, как только улеглась первая буря. Берем всё, что попадается под руку и что мы обсуждали в прошлый раз: тематические мультики и научные фильмы, сказки и родительские истории, фантазии и проигрывание страхов.

С помощью родительского терпения наши дети смогут преодолеть своих монстров и пусть в их жизни никогда не встречается «карательной» медицины.