19 ноября 2019

А я уже взрослая!

Девочка не должна бегать за мальчиком, это мальчики должны бегать за девочками!
А я уже взрослая!
907
текст

Автор: Natalia Belgorodski

Фотография: Marta Everest


Дочке скоро исполнится три, и она перейдет из яслей в детский садик. В ясельках она почти самая старшая, все трехлетки еще в сентябре пошли на повышение – перешли в детские садики. У нас же получилось так, что в садик дочка пойдет в середине года. Кто же отказывается от места, когда дают?

Воспитатели объяснили малышам, что некоторые детки скоро больше не буду приходить, потому что они уже взрослые и переходят в детский садик. Мая этим страшно гордится. Каждый вечер, когда я забираю ее, она мне гордо сообщает, что уже большая и пойдет в садик. Я умиляюсь ее чириканью и киваю головой. Моя взрослая козявочка важно надевает сапожки и самостоятельно направляется к выходу.

Сегодня праздновали день рождения старшего сына. Восемь пацанов на одну квартиру – не много ль будет? – завозмущались мы с мужем, но сын уверил нас, что восемь мальчишек наша квартира вполне выдержит. Муж взял на себя организацию праздника, я пошла печь торт. Восемь пацанов в одной квартире – это стадо слонов и гиппопотамов в одном и никогда не заканчивающийся заряд энергии. Пацаны носились из комнаты в комнату, прыгали со второго этажа кровати, гоняли машинки. Муж хватался за голову и боялся, что вот сейчас придут жаловаться соседи. Я его успокаивала, мол это ж детский день рождения, но все же прислушивалась, не раздастся ли стук в дверь.

Изначально планировалось, что на время присутствия этого сгустка энергии в нашем доме я пойду с младшей дочкой гулять. Но погода выдалась дождливая и дочка закатила нам скандал, дав понять, что тоже хочет присутствовать на этом празднике жизни. Пацанята стадом носились по квартире, и я еле успевала подхватывать Майку, чтобы они ее не затоптали. Дочка же упорно лезла в самую гущу, рискую жизнью и своими кокетливыми хвостиками с двумя бантиками.

Женской сути все возрасты покорны! Из всех пацанов дочка приметила себе одного мальчишку и бегала за ним весь вечер со своей коляской и посаженной в ней куклой Лялей.

– Давид, ну поиграй со мной!

– Давид, посмотри, какая у меня есть Ляля! А сколько у нее есть одежек!

– Давид, давай вместе будем ее переодевать?

– Давид, давай вместе покормим Лялю.

– А вот смотри, какие у нее есть подгузники, давай я покажу тебе, как их менять. Ведь ты мне поможешь, правда?

– Давид!

– Давид, а давай потанцуем!

– Давиииииииид!

Давид оказался мальчиком очень воспитанным, особенно, по отношению к девочкам. Ему было неудобно отказать малышке, но с другой стороны не хотелось потерять лицо среди дружбанов. Он то носился частью пацанячьего стада из комнаты в комнату, то кружил Майку за руки и возил ее коляску с Лялей. Страсти накалялись, маленькая женщина требовала все больше внимания, у парня кончалось терпение. Мая не отступала, хорошее воспитание не позволяло Давиду дать отпор. Он решил действовать дипломатично: попросил меня поговорить с дочкой и уговорить ее оставить его в покое.

Я отвожу дочку в спальню и пытаюсь объяснить ей, что Давид не хочет играть с ней в куклы, а хочет провести время с мальчиками, потому что он пришел на день рождения к Антону. Маю мои доводы не убеждают, она рвется со своей Лялей в коляске к мальчишке ее мечты.

– Мая,– говорю я с досадой и за неимением других аргументов. – Девочка не должна бегать за мальчиком, это мальчики должны бегать за девочками!

– А я уже взрослая! – ответила мне мадемуазель без-пяти-минут-трехлетка, сделала глазки и побежала искать Давида, толкая перед собой коляску с двумя куклами, обе по имени Ляля.

Я вздохнула и, пытаясь не думать о том, что ждет меня в будущем, утешила себя тем, что у дочки (однако!) хороший вкус.