Не по Сеньке шапка
​Подпускать мужиков к психологии нужно осторожно: это танго слона и посудной лавки...
текст
Олег Батлук
фото
Олег Астахов
Олег Астахов

Автор: Олег Батлук, писатель, автор книг Записки неримского папы, Мемуары младенца и Мистер Эндорфин

Фотография: Олег Астахов


Подпускать мужиков к психологии нужно осторожно: это танго слона и посудной лавки.

Они же "нормальные", что бы ни понимали под "нормой" тараканы в их головах.

Как-то раз в присутствии одного своего знакомого молодого папы я рассыпался в одах и панегириках Петрановской. В обществе отцов оды и панегирики Петрановской — тема безопасная, никто ее все равно не читал (что все-таки немного странно, ведь те же мужики читают журнал "За рулем" перед тем, как купить машину). А тут, о, Курская магнитная аномалия, этот знакомый, оказывается, читал "Тайную опору".

И не только читал, но и мнение имеет.

— Не понравилось, — сказал он мне.

И даже сильнее сказал:

— Глупости.

— И что же там такого глупого? — вцепился я в него мертвой хваткой (такой жирный социологический карась попался, грех было упускать).

— Ну, например, фрагмент про шапку и второго ребенка.

А я "Тайную опору" неплохо помню и тот фрагмент по этому описанию сразу узнал.

Чтобы не искажать уважаемую Людмилу Владимировну в кривом зеркале непрямой цитаты, процитирую прямо:

«У некоторых кочевых племен существовали практики, регулирующие разницу в возрасте между детьми... Существовали строгие табу на возобновление половой жизни после рождения ребенка. Момент, когда мужа снова можно было допускать в шатер к жене, определяли старейшины оригинальным способом: в малыша бросали тяжелой шапкой из овчины. Если он устоял на ногах – значит, уже хорошо ходит, к рождению младшего и вовсе будет уверенно следовать. А если упал – значит, еще рано папе «требовать продолжения банкета».

— И что не так? — поинтересовался я у знакомого, предвкушая чудесное.

— Я попробовал. Есть у меня похожая меховая шапка, тяжелая. Я ее взял и кинул в своего. Он устоял. Заржал, как пони, решил, это игра такая, поднял шапку и швырнул обратно в меня. А там пол был, что ли, неровный, я на автомате сделал шаг назад и оступился...

— Иииии... — подбодрил я знакомого.

— Ну, и упал, блин.

Я проглотил пудовый такой мешочек смеха, так что щеки едва не разошлись по швам.

— То есть, что же это получается… Твой ребенок готов к пополнению, а ты нет? — решил я добить знакомого, переведя дух.

Решение добить ближнего было благородным, но я даже не предполагал, насколько точно попаду в чей-то незакрытый гештальт.

— Во-во, — мрачно заметил знакомый, — мне жена тоже так сказала.