Алеша и пустота
Люди сходят с ума из-за слов...
текст
Света Дорошева
фото
Марина Казакова
Марина Казакова

Автор: Света Дорошева

Фотография: Марина Казакова


Алешка приходит из школы и говорит:

— Так, у меня новая теория, которую никто не понимает. Вот смотри (хватает чистый лист) — какого он цвета?

— Белого.

— А стена?

— Белая.

— А футболка?

— Белая

— Но ведь это все разные белые, не так ли?

— Так ли.

— И еще не факт, что ты и я видим «белый» одинаково!

— Не факт.

— Или вот стол. Это стол (трогает мой), это стол (уходит на кухню), это стол (детский столик Адама), но ведь это все разные предметы, разного размера, из разных материалов и с разным количеством ножек. Или вот дом. Этим словом же называют совсем! разные! вещи! И каждый представляет себе что-то свое!

— И? давай же скорее кульминацию!

— Ну и как людям понять друг друга?! Если на самом деле они видят разный белый, имеют в виду разные предметы под словом «дом», «стол», «человек», «хороший», «плохой», итд…

— Ооооооо! Продолжай мысль.

— Просто когда мы все были маленькими, нам сказали «это белый», «а это дом». А до того, как это сказали, это не был белый и не дом. Это было что-то твердое, большое, серое, шершавое… или мало ли какое. Но это было правдой, до того, как его назвали. А после это стало ну…. просто чтоб все приблизиииительно поняли, о чем ты.

— Условностью.

— Да! То есть, когда мы были маленькими, нас всех надурили. Типа, люди договорились, что будем называть «нечто вроде этого» столом. Но на самом деле нет такого — «стол», есть разные предметы. И ладно «стол». Это невинное слово. А когда люди говорят, скажем, о политике или о гомосексуалистах, то они сходят с ума именно из-за этого. Все ж говорят о разном, «приблизииииительно» не работает!

— Дыааа!

— Моя теория — что все войны из-за языка. Все поломалось в момент, когда все были младенцами и перестали видеть все, как есть на самом деле, а стали называть словами. Вся эта путаница копится и копится в голове, пока люди не начинают сходить с ума и убивать. Причем, как раз из-за того, что должно помогать им «приблизиииительно» понять друг друга — из-за языка.

— Потрясающе. Просто потрясающе. А что вы учили-то сегодня? Откуда вообще..?

— Да про Гитлера, про кого ж еще.

— Это… неожиданно.

— Надо было написать, почему в Германии поднялся фашизм, и все сошли с ума.

— И что ты написал?

— Вот это все и написал.

— Ээээ… далековато от темы.

— Люди сходят с ума из-за слов. Слова — это корень зла, мама, любого зла, и Гитлера тоже. Куда уж ближе.