Мини-диско. Макси-впечатления
А так хочется, чтобы у каждого ребёнка был его собственный танец...

Автор: Лёля Тарасевич

Фотография: Лена Каплевска


Вчера ходили на детскую дискотеку в отеле. Белая вечеринка там у них объявлена. Матвей достал белые шорты, белую футболку, белые носки и искренне вздыхал, что у него нет белых тапочек. Не понял, почему я с чувством выразила надежду, что они у него появятся не раньше, чем лет через сто.

На улице остановился и начал крутить белобрысой головешкой (ага, он ещё и блондин - специально под белую вечеринку рожала):

- Мама, мы же не знаем, куда идти! Как мы найдём этот амтятр?

- Ну во-первых, амфитеатр, а во-вторых, вон куча людей в белом чешут в одну сторону. Идём за этой стаей мотыльков, они нас приведут к своему гнезду.

В гнезде дети повалили на сцену, чтобы танцевать с девушками-зажигалками. Прям странные девочки. Очень. Дети их обнимают, трогают, тыкают, наступают на ноги и путаются под этими самыми ногами. А они не просто их не раскидывают, а ещё и ласково гладят, не переставая арамзамзамить.

Матвей, что не удивительно, прирос к стулу, и я даже спрашивать не стала, не соизволит ли он свой белый праздничный фрак выгуливать на публике. Явно, не соизволит. Не для того он его напяливал, чтобы другие глазами его пачкали.

Так что мне пришлось смотреть на чужих детей и аплодировать. От души, громко, иначе соседние бабушки смотрели на меня недоверчиво: нехлопающая на детской дискотеке женщина - однозначно педофил.

Сзади также приросла к стулу девочка. Громко, перекрикивая музыку, бабушка нависает над ней:

- Да что ж ты попу свою садишь?! Иди танцулькай! Да чаво ты стисяешься?!

На них все смотрят. Девочка понимает, что тут ещё более небезопасно, чем там, и прячется за спинами танцующих. Выглядит не очень довольной, чем не устаёт возмущаться бабушка сзади.

На первом плане отжигает пацан: сначала повторяет заученные движения, а потом начинает импровизировать - выдавать коленца, кривляться и явно отрываться. Ещё немного и пойдёт нижний брейк-данс. Мы с Матвеем хохочем, смотрим на него безотрывно и заряжаемся энергетикой детского непосредственного позитива. Но недолго...

Сбоку на сцену выскакивает отец с перекошенным от гнева лицом и, вытащив сына за территорию, грозно ему что-то выговаривает. Тыкает пальцем в аниматора и всем без слов становится понятно, что брейк-данса сегодня не будет. Надо повторять скок-притоп-прихлоп. Видишь, как тётя делает?! А ты тут скачешь против часовой стрелки и ногу ведёшь справа налево, когда надо наоборот.

Ребёнок делает лицо «сам дурак», надувается обиженным воздушным шариком и тоже уходит за спины. Может, там он продолжит проказничать? Но нет, настрой выключили и теперь только недовольный скок-притоп-прихлоп и «сам дурак».

Некоторые стесняшки соглашаются идти в общество исключительно в сопровождении ближайшей родни. Родня делится на два типа. Одни встают за спиной у ребёнка и начинают трясти его руками, как показывает аниматор, а когда эти руки у них вырывают, стоят и злятся, ибо дальнейшей своей роли тут не понимают. Вторые же встают рядом с детьми и танцуют так, будто им по 18 и детей у них нет. А между тем, дети есть, стоят рядом, и пускай не могут повторить всё это, зато чеширят и виляют толстыми попами так активно, будто там положено быть хвосту.

Не буду вам рассказывать, кто остаётся танцевать сам, а кто со слезами покидает сцену. Сами догадаетесь.

Больше всего повеселил папа, который вышел с малышом и встав позади всех, подбрасывал его в такт музыке. Дети пляшут, а над ним периодически взмывает ввысь хохочущий малыш.

Ах да, и ещё одна мама: дочка ее на сцену тащит, потому что ещё мелкая и сама опасается, а у мамы подмышкой грудничок. Что сделала женщина? Ага, отплясывала цыганочку и играла на младенце, как на электрической гитаре. Я не знаю, кто больше хохотал: подрастающая дочка, зрители или сам пупс, но то что всем было весело, это точно.

Через час дискотека закончилась. Мини-диско, макси-впечатления. А уж кто с какими уходит, зависит только от самих людей.

Или от родителей этих людей.

А так хочется, чтобы у каждого ребёнка был его собственный танец. Безопасный. Не по правилам. От души. И без критикующего окрика сзади - что ж ты опять против часовой, неумеха, да справа налево, когда надо наоборот?!