Жена
И вот ты смотришь на это все и думаешь: «Господи...»...

Автор: Марина Лагнюк

Фотография: Joné Reed


И вот ты, молодой человек, полный энергии и сил, желаний и стремлений, отваги и решимости, вступаешь в этот мир. Мир готов прогнуться под тобой, а ты - стать его полноправным участником и творцом судьбы своей. И в этот момент ты решаешь жениться. Она молода и прекрасна, нежно смотрит в твои глаза, жадно ловит твои слова, гладит по спинке, умеет готовить. Казалось бы, все складывается удачно. И ты это делаешь. Делаешь без единой задней мысли, из наилучших побуждений, с кристально прозрачными и светлыми надеждами.

Ты не знаешь, сколько сюрпризов приготовила эта женщина. Пока никто из вас этого не знает. Она подобна бутыли молодого, невызревшего вина. Все уже в нем, все ингредиенты уже там. Но оно будет долго играть, и вообще не понятно, каким станет в результате.

То вдруг она начинает принюхиваться к твоей одежде и ревновать, скандалить и бить тарелки. Или ходит с кислой миной и требует себе новую шубу.
То вдруг она взахлеб пишет стихи, плачет в подушку, долго курит ночами на балконе, а потом сбегает с трубочистом, оставив тебе троих детишек.

А может и не сбегает и даже не помышляет ничего подобного, а без конца готовит пироги и штруделя, и сама становится размером с доменную печь, которую ты не можешь обхватить даже при всем своем желании.

Или все свободное время она торчит в социальных сетях, в квартире все поверхности покрыты пылью, в раковине всегда грязная посуда, а по углам паутина.

Внезапно она ударяется в религию и начинает тягать всех вас в церковь по воскресеньям, месяцами не ест (и не готовит) нормальной пищи и ходит с унылым постным лицом в каких-то страшных обносках до пят. А может, наоборот, испытывает страсть к спиртному и глушит вечерами на кухне вино в одиночку. Возможно даже, ничто не мешает ей совмещать эти крайности.

Однажды она выходит на работу и достигает там таких невиданных успехов, что тебе и не снилось. Подчиненные ее боятся, уважают и втайне ненавидят. И ты тоже.

И вот ты смотришь на это все и думаешь: «Господи...». И начинаешь верить в трансцендентное, ибо что тебе еще остается.