История одного усыновления
Для меня это кейс о том, как опытные родители не справились с тяжелейшей адаптацией к приемному ребёнку...

Автор: Маша Рупасова, детский поэт и мама

Великолепные книги Маши Рупасовой: С неба падали старушки, Едет мамин человечек, Шел по городу Луна и другие

Фотография: Alicja Brodowicz


Тема приемного родительства - важная и актуальная. Огромное количество детей нуждаются в семьях, в тепле и заботе. Сейчас можно найти много информации о трудностях и проблемах, с которыми сталкиваются приемные родители. Есть даже книги, в которых родители пишут о своем опыте, о том, как было принято решение и через что им пришлось пройти. Например, книга мамы 5 приемных детей Олеси Лихуновой "Хочешь, я буду твоей мамой?". Очень важно, чтобы люди, решившиеся на этот шаг, знали и понимали, на что идут. Ведь иногда не справляются даже опытные приемные родители. Один из таких случаев описала у себя в блоге поэт и приемная мама Маша Рупасова. Текст не призван никого напугать или отговорить, а лишь заставить задуматься о том, что усыновление - это очень серьезно.


В 2010 году в штате Флорида происходит экстренное усыновление. Экстренное - значит, ребёнку нужно найти приемных родителей за 24 часа. В скобках замечу, что такой подход кажется мне вредным и вредительским - да, ребёнок должен жить в семье, а не в детдоме, но нельзя запихивать его в новую семью через десять часов после возврата. Но - ладно.

Ребёнок - девочка Наталия 8 лет, диагноз карликовость, удочерена из Украины два года назад. Американские усыновители вернули ее в центр семейного устройства во Флориде по причинам, которые не раскрываются.

Флорида звонит семье Барнетт из Индианы и сообщает, что есть девочка, которую можно забрать в фостерную (временную) семью с последующим усыновлением.

Барнетты забирают девочку Наталию и через положенный срок ее усыновляют.

У Кристин и Майкла Баррнетов уже есть три сына, один из которых высокофункциональный аутист с IQ 189 в 11 лет. В 12 он публикует свою первую работу по физике в академическом журнале. То есть, Кристин и Майкл - опытные родители, опытные воспитатели, а Кристин ещё и писатель, профессионал в области образования детей с особыми потребностями.

Дальше начинают происходить чудеса. В 2013 году по суду Барнетты меняют Наталии дату рождения. 11-летняя девочка становится 22-летней женщиной.

Барнетты оформляют Наталии все необходимые взрослому человеку документы, снимают ей жильё и уезжают в Канаду, где старший сын продолжает своё образование в университете.

Спустя шесть лет суд выдвигает против Барнеттов обвинения в неисполнении родительских обязанностей, неглекте и абьюзе. К этому моменту супруги разведены, Кристин живет в Канаде, Майкл в Индиане, женат.

Газеты пишут, что, узнав о судебных исках, оба Барнетта явились в суд и были выпущены под небольшой залог.

Дальше. Сейчас Майкл отмалчивается. Кристин даёт интервью. Кристин говорит, что их семья стала жертвой мошенничества, усыновив под видом восьмилетней девочки 20-летнюю женщину с ментальными нарушениями. Купая девочку впервые, говорит Кристин, она обнаружила, что Наталия уже взрослая. Потом Кристин поняла, что у девочки есть месячные.

Далее девочку повели по врачам, и стоматолог заявил, что у девочки нет молочных зубов, ни одного, все взрослые. Кроме того, заявляет Кристин, за три года она не выросла ни на один см, а дети, даже с карликовостью, таки-растут, хоть и в своём темпе.

Когда Наталию начали расспрашивать о ее возрасте, говорит Кристин, ее поведение значительно ухудшилось. Наталию заставали ночью в чужих спальнях. Она подливала отбеливатель в кофе приемной мамы, бесхитростно сообщая, что хочет ее отравить. Мы были вынуждены прятать острые предметы, говорит Кристин. Наталия вслух мечтала убить всех членов семьи.

Со слов Кристин, семья несколько раз помещала Наталию в психиатрический центр для детей. Со слов Кристин, специалисты этого центра утверждали, что Наталии явно не восемь лет, а больше четырнадцати, и ей нужна помощь взрослых психиатров.

Семья Барнетт отправилась в суд, и предоставленные ими доказательства суд счёл достаточными для того, чтобы изменить дату рождения Наталии, признав ее 22-летней женщиной. После психиатрического лечения Наталию выписали под присмотр государственного куратора в квартиру, которую сняли для неё Барнетты.

Что говорит суд теперь: после тщательного (длиной в 6 лет, кхм) расследования, мы обнаружили два исследования костного возраста, проведённые в 2010 и 2012 годах. Согласно костной рентгенографии Наталии таки-было 8 и 11 лет в 2010 и 2012 годах. Поэтому вот вам, мистер и миссис Барнет, иски.

Что говорит полиция. Наталия обратилась в полицию в 2014 году, когда ее выселили из квартиры. Наталия сказала, что она ребёнок, живет одна, приемных родителей не видела с 2013 года. По другим источникам в полицию обратился директор школы, куда ходила Наталия.

Несмотря на то, что газеты уверяют, будто с тех пор ее след потерян, след таки-находится легко. И Наталия, и ее новая семья, в которой она живет уже пять лет, присутствует тут на фб. Семья - очень религиозная, какая-то апостольская церковь.

Несмотря на то, что мне страшно понравилась версия с коварной взрослой женщиной-психопаткой, выдающей себя за восьмилетку, я вынуждена признать, что судя по фото за пять лет Наталия-таки здорово повзрослела и изменилась.

Более того, на некоторых ранних фото, сделанных ее третьей приемной матерью, видно, что у неё нет зубов - троек и четвёрок, то есть молочные зубы были и менялись в положенный срок (но я не доктор, конечно).

Первое слушание дела Барнеттов было вчера, но информации пока нет. Сама Кристин пишет: друзья, вы же знаете, что не только мы пострадали от мошеннических действий Наталии, отзовитесь, свидетели.

Вот такая история. Для меня это кейс о том, как опытные родители не справились с тяжелейшей адаптацией к приемному ребёнку. И возможно, кто-то из них всерьёз поверил, что Наталия - злобная взрослая преступница.

Но как ей умудрились поменять возраст?