Социальные условности

Автор: Лёля Тарасевич, мама и психолог

Фотография: Юлия Барская


Я восхищаюсь самобытными, такими естественными в любых своих проявлениях детьми. Тех, которым ещё пока неведомы стеснение, неудобство и социальные условности типа вежливость и этичность. Просто в силу возраста.

Я хохочу над девочкой из садика, которая долго и в упор рассматривает мой рот, а потом с искренним интересом спрашивает:

— Почему у тебя коричневые губы?

— Это помада такая, Маш, коричневая, — и увидев скепсис, уточняю, — Не нравится?

— Нет, — уверенно отвечает ребёнок, — моя мама говорит, что темная помада — это вульгарно.

И я ржу прямо коричневыми губами.

Или вот тот мальчик, про которого я уже как-то рассказывала, известивший меня о слишком большом размере моего носа. И ещё его брат, сказавший, что я в шляпе — вылитая баба яга.

И Матвей, лет до пяти часто спрашивающий прабабушку, когда та, собственно говоря, планирует умереть.

И это не от злого умысла, невоспитанности, плохих манер и прочей педагогической запущенности. Это от возраста, искренности в выражении чувств и бурной фантазии, рождающей смешные ассоциации.

Но проходит время и обтесывает наших малышей. Кого-то дольше, кого-то быстрее.

— Мам, я сказал тёте Гале за столом, что было вкусно, но на самом деле было очень так себе. Просто ей бы было неприятно.

— Мам, я же быстрее добежал, ты видела? Но я не стал с ним спорить, он младше и может расстроиться. Но я знаю, что я прав. И ты знаешь.

— Маааам! (зловещим шепотом), эта пожилая тётя уже не пожилая. Мам, она старая, только ты ей не говори, ей будет обидно.

В любой непонятной ситуации он теперь молчит. В любой ситуации, где он знает правду и я знаю правду, а кто-то несёт чепуху, ему достаточно понимающего скрещения наших взглядов в зеркале заднего вида. В любой ситуации он думает о чувствах людей, которые может задеть. Мой обтёсанный взрослением мальчик.

Я горжусь его сдержанностью и умением держать себя в руках, мудрым взглядом и мудрыми мыслями. Но иногда мне так не хватает этих удивленно распахнутых глазёнок:

— Бабушка-бабушка, а когда ты умрешь?

И прыскающих по углам родственников. И коричневой помады, которая вульгарна. И даже шляпы бабы яги.