Лужа

Автор: Natalia Belgorodski

Фотография: Alain Laboile


— Вот черт, тут лужа, — подумала я, когда мы припарковались на придорожной стоянке, чтобы перекусить и потом снова продолжить наш путь.

Пикник на обочине у нас случился где-то между зеленной Баварией с ее мягкими, словно из сдобного теста вылепленными холмами, извивающимися между ними реками, бесчисленными озерами, большими и маленькими, и конечно же самыми вкусными в мире креньдельками, называемыми Brezeln (и это вам подтвердит каждый ребенок!) и средневековыми замками Южного Тироля, виноградниками и, покуда глаз хватает, яблоневыми садами. Мы остановились где-то в Альпах, в горах, поросших мохнатым лесом, где шумит речка удивительного цвета, молочно-небесного, полупрозрачного, с отражением изумрудных елей в ледяной воде.

Дети, невыспавшиеся и одуревшие от полуторачасового неподвижного сидения в машине, сразу же разбежались в разные стороны, исследуя окрестности стоянки и распугивая дикими криками и визгами проносившихся куда-то в сторону Италии велосипедистов и ранних хайкеров, отправившиеся покорять местные вершины.

Был последний день лета. Пахло утром, лесом, ночным дождем, мокрым асфальтом, проносившимися мимо нам автомобилями, зелеными лугами, альпийскими травами и еловыми шишками. Откуда-то доносились до нас звуки колокольчиков, которые вешают на шеи местным коровам, и время от времени их ленивое и протяжное мычание. По чистому, голубому баварскому небу неторопливо плыли облака, больше напоминающие взбитые в густую пышную пену сливки, словно выдавленные из кондитерского мешка в причудливые формы рукой небесного кондитера.

Мы разложили наш дорожный завтрак на мокром столе и уселись на влажные скамейки. Голод взял свое, и минут десять дети сосредоточенно жевали бутерброды, запивая их сладким чаем с молоком и закусывая хрустящими пупырчатыми огурчиками. Потом они начали спорить, кому достанется последняя горбушка, перевернули термос с чаем и рассыпали на землю яичные скорлупки, за что были изгнаны мамой с папой от стола на безопасное для остатков завтрака расстояние.

Вооружившись палками, они направились к луже. Такое короткое и казалось бы просто слово лужа. Всего четыре буквы: Л-У-Ж-А, а сколько удовольствия для детей!

Для начала необходимо проверить, не водится ли в ней рыба. Залезть в лужу ногами, потоптаться там, почувствовать, что промокла обувь, вылезти из лужи «на берег», усесться на гальку и громко расстраиваться по поводу мокрых сандалей. Посидеть так, повыть в сторону родителей, удивиться, что они никак не реагируют, сообразить, что босиком лучше, залезть ещё раз в лужу, уже без обуви, долго что-то искать и в конце-концов убедиться, что там нет даже головастиков. Какая-то неправильная лужа! Вылезти из лужи наполовину мокрым, спросить у папы, можно ли обрызгать сестренку, получить отказ, не согласиться с ним и все равно обрызгать сестренку. Она так прикольно визжит! Получить за это нагоняй от мамы, на всех обидеться, потом опять спросить у папы (дабы избежать нагоняя ещё раз), можно ли обрызгать нашу машину. Услышать в ответ, что обрызгать машину грязной водой из лужи нельзя и не сильно расстроиться по этому поводу, потому что рядом стоит ещё одна машина — хозяин которой ушел покорять местную вершину и вернется ещё не скоро — а возле неё — лужа побольше! И пока папа занят завтраком, а мама собирает с земли рассыпанную яичную скорлупу — нельзя же оставлять после себя мусор — можно показать сестренке мастер-класс, как быстро и продуктивно обрызгать из лужи чужую белую машину. Потом можно покидать в лужу камешки, ветки и шишки, пока она не выйдет из берегов и не затопит всю стоянку, так что всем придется через нее перепрыгивать. А под конец можно со всей дури лупить по луже палками, поднимаю фонтаны брызг. Нет, все-таки головастики правильно сделали, что не завелись в этой луже — иначе им была бы крышка!

Нагулявшись и наигравшись, дети безропотно дали переодеть себя в сухое и чистое. Расселись по своим детским автокреслам и, убедившись, что их куклы — обе по имени Ляля — усажены в их куклины автокресла, а плюшевые собачки, зайчики и слоники разложены рядом (у нас в машине игрушек больше, чем детей, и непонятно, кого мы везем в отпуск), наконец-то успокоились и приготовились к дальнейшему путешествию.

— Надо же! Всего лишь лужа, а для детей это целый мир и куча удовольствия! — подумала я, когда мы отъезжали от парковки в сторону предстоящего отпуска.