Вечер перед 1 сентября

Автор: Лёля Тарасевич, мама и психолог

Фотография: Marta Everest


Ты весь вечер собирал в свой походный рюкзак спортивную форму, первую сменку, пенал и тетрадки. Они все подписаны, каждый карандаш, каждая ручка и линейка. Я подписывала их три ночи подряд, потому что сказали, что так тебе будет проще на первых порах.

Ты несколько раз просил пересказать, что будет завтра, кто и где будет стоять, во сколько мы приедем и когда я тебя заберу. Ты хочешь в школу так сильно, что не можешь уснуть и ворочаешься в постели, скрежеща зубами. Я по старинке думаю, что это всё-таки глисты, а не школа.

Ты хочешь увидеть педагогов, с которыми уже знаком, и друзей, без которых провёл целое долгое лето. Ты рвёшься на уроки, потому что я рассказывала тебе, как это будет интересно. Я узнавала, спрашивала, посещала — я не обманываю, там правда будет интересно.

Ты знаешь здание изнутри и снаружи, и что на гардеробе висит табличка «курткоснимательная». Мы не зря пошли в школьный лагерь летом, ты успел всё изучить.

Сынок, я выбрала для тебя лучшую школу — по моему мнению. Такую школу, с родительского собрания которой я лечу домой окрылённая и мечтаю поделиться с тобой новостями. Я готовила тебя морально, эмоционально и психологически. Я три летних месяца отдыхала тебя так, чтоб уж наверняка. Чтобы ты устал отдыхать. Я стелила соломку даже там, где можно было забить. Я сделала всё, что могла, и даже немножко из невозможного. Потому что ты до сих пор веришь, что мама — волшебница.

Я построила фундамент и предоставила стройматериалы. Есть те, кто расскажут тебе, как построить дом. А дальше… дальше всё зависит от тебя.

Завтра ты возьмёшь в руки не просто карандаш, а жизненный мастерок и положишь свой первый кирпичик. Из этих кирпичиков ты построишь здание. И только ты будешь решать, будет это строение одноэтажным с соломенной крышей или дворцом с башенками. А может даже космической станцией с антеннами, я не знаю.

Дальше твоя жизнь зависит во многом от тебя. От твоих желаний. Твоих интересов. Твоей головы и твоей усидчивости. Внимательности вперемешку с фантазией.

А мне… мне остаётся только верить, что у тебя получится. Что ты не выкинешь свой волшебный мастерок через год и не скажешь, что это всё надоело и «вы же царь! Вам полагается ничего не делать!»

Я в тебя верю. Настолько, насколько это возможно. И даже немножко из невозможного, потому что каждая мама — слегка волшебница.