Мама в тупике. Гиперопека

Автор: Евгения Неганова, писатель, журналист, мама двоих детей

Фотография: Alain Laboile


Сегодня мы публикуем очередную заметку из серии «Мама в тупике». Гиперопека — хорошо это или плохо? Как не перегнуть палку, защищая ребенка от опасностей? Где грань, за которой наша забота превращается во вред? Об этом размышляет Евгения Неганова.

 

Гиперопека всегда была моим слабым местом. Вспоминаю один случай, который помог мне увидеть эту проблему и положил начало осмысленной работе с ней. Мой сын в возрасте примерно трех-четырех лет очень любил ходить по лужам, это было прямо-таки его страстью: стоило мне хоть чутьчуть зазеваться, как он уже оказывался в близлежащей луже. Но в основном до этого дело не доходило — я постоянно и строго, подобно остальным мамам и бабушкам, следила за тем, чтобы он там не оказался: мало того, что испачкается, еще и простудится! И вообще, это все баловство, ребенок должен знать слово «нет»!

Но однажды я задумалась: а почему, собственно говоря, нет? Какой смысл в этом запрете? Испачкается? Нет ничего проще, чем выстирать одежду. Простудится? Сейчас есть специальная детская одежда, которая защищает от промокания и переохлаждения.И тогда я купила высокие резиновые сапоги и непромокаемый прорезиненный комбинезон, который не оставлял воде никакого шанса.

И вот мой сын, облаченный, как космонавт, в резиновый скафандр, вышел в открытый космос… людского непонимания, неприятия, охов и ахов. Точнее, вышла в этот космос я, поскольку моему сыну на общественное мнение было глубоко наплевать — в отличие от меня. На мнето тогда еще не было защитного скафандра.

Какая же блаженная улыбка расцвела у него на лице, когда он влез в самую глубокую лужу в нашем дворе — а она была гораздо выше его колен! Он величественно, не спеша, будто смакуя каждое мгновение, шествовал по воде и был абсолютно счастлив.

Честно говоря, я наблюдала за этой сценой, стоя в некотором отдалении, боясь оказаться под шквалом упреков. Ведь очень скоро около водоема, который форсировал мой сын, начал собираться народ. Правда, мамы с детьми, издалека завидев эту сцену, сворачивали в сторону— наверное, чтобы не искушать своих детей — как это, мальчику можно, а им нет? Но зато около лужи собрались люди пожилого возраста, в основном, бабушки. Их волновали следующие вопросы: замерзнет или не замерзнет, простудится или не простудится? Они озирались по сторонам, видимо, желая видеть ту, которая решилась позволить своему ребенку такое! Затем, вынеся вердикт —«авось не простудится», зрители начали потихоньку расходиться. А мы с сыном вернулись домой абсолютно удовлетворенные: он — своим наконец-то полученным правом плескаться в дворовых водоемах, я — своей маленькой победой над собой.

Кстати, никто ничем не заболел.

Со временем я приобрела кое-что и для себя из «защитного обмундирования» — мои мозги стали более «резиновыми», гибкими, я стала менее чувствительна к мнению окружающих, более уверена в своей правоте, и мы с сыном, довольные друг другом, теперь  вместе путешествовали по акватории нашего и близлежащих дворов.

А какие «лужи» форсировали вы со своими детьми?