Будничные чудеса
текст

Лёля Тарасевич, психолог и мама

Автор: Лёля Тарасевич, мама и психолог

Фотография: Raquel Chicheri


Они шли по коридору психологического центра. Мужчина уже не первой свежести, в потертой куртке и линялой футболке, с такими же будто потрепанными временем усами, грустно свисающими вниз. И мальчик, скачущий через две плитки на третью, как маленький козлик, удерживаемый от того, чтобы ланью понестись по коридору, мозолистой рукой отца.

Отец одной рукой крепко держит сына, а другой проводит у себя над головой. Размеренно рассказывает что-то про космос и про притяжение. Про метеоры, метеориты и кометы, про их сходства и различия. Про звёзды…

— Которые если зажигаются, значит это кому-нибудь нужно, — мысленно добавляю я.

Наверное, в психологический центр не приходят просто так, чтобы развеяться в выходной день. Наверное, есть проблема и они ее решают. Наверно, на это было сложно выделить деньги, время и силы.

Но я иду позади этих папы с сыном и всей собой чувствую, что здесь живет любовь. И это само по себе чудо.

***

Дождь начался внезапно: вот только что было солнечно и друг захныкало, топнуло недовольно ножкой и заморосило. Не такая гроза с крупными тяжелыми каплями, буйными раскатами грома, сбежавшими с поля брани, и будто нарисованными молниями, а мелкая изматывающая морось, пробирающаяся под воротники. Не настоящая истерика погоды, а просто усталость и желание, чтобы тебя взяли на ручки.

Я еду в машине и очень радуюсь, что здесь сухо, тепло и Цой жив из динамиков FM. И даже не бубню, что из-за этого дождя вдруг, ни с того ни с сего образовалась вяло текущая пробка.

И вдруг вижу пару на самокате. Не на самокатах, каждый на своём, а на одном. Молодые, нескладные подростки с одним на двоих несуразным цветом волос. Он впереди, как отважный капитан судна, а она прижалась сзади, обняла одной рукой, склонив голову на его спину, а второй рукой держит над ними зонт.

И дождь плевать хотел на этот зонтик, и изморось все равно пробирается под воротники, и брызги от луж всё равно изгрязнили ее белые, незагоревшие ноги в простеньких босоножках, и капитан судна неопытен, дергает руль замерзшими руками.

Но я смотрю из пробки на этих мальчика с девочкой и всей собой чувствую, что здесь живет любовь. И это само по себе чудо.

***

Я уже придумала эту статью и жду третьего случая, чтобы было по правилам. По правилам должно быть три истории, три случая, три ещё чего-нибудь. Три — правильное число.

Я иду в парк на прогулку с сыном и встречаю эту пару. Ей уже за сорок, хоть она и старается это скрыть, ему ближе к пятидесяти, и он выставляет это напоказ. Они совсем недавно познакомились, и это чуть ли не первое свидание. Он предложил научить ее кататься на велосипеде, а она побоялась отказаться больше, чем боялась всю жизнь упасть.

И вот теперь они уже битый час катаются по дорожке туда-обратно. Она не держит равновесие, хоть тресни, норовит завалиться то в кусты сирени, то в прохожих, а он бежит сзади и придерживает за сиденье, чтобы спасти прохожих, сирень и свою избранницу. Бежит уже битый час и по-дурацки счастливо улыбается.

Достаю телефон и незаметно фоткаю их: клац-клац-клац!

— Мам-мам, ты чего их фоткаешь, а? — прибегает с детской площадки сын.

— Чувствуешь, ребёнок, тут явно живет любовь. Ну разве не чудо?!