Математический лагерь
текст

Автор: Ася Явиц, мама будущего дирижера Мариинского театра (3 года 8 месяцев) и будущего завотделением нейрохирурхии (4 месяца), автор Телеграм-канала «Будни плохой матери«

Фотография: Alain Laboile


«Яше уже 3 года, 8 месяцев, — подумала суровая мать в моей голове, — пора ему уже ехать в детский математический лагерь, а то что это — все с родителями в песочнице копаемся, а нобелевскую кто получать будет?»

«И, ладно, что он даже в садик не ходит, — продолжила она, — справится: чай, не маленький!»

Мать-тряпка во мне вздохнула, и собрала кровиночке в дорогу все самое необходимое — 3 пары трусов, 3 пары носков и бабушку.

И дедушку.

Нет, ну не думали же вы, что у меня теперь детей двое и поэтому одного можно и на верную смерть — без родственников на 5 минут оставлять?

И, кстати, я вам не соврала — это действительно детский математический лагерь, не семейный. То есть дети без родителей. Но про бабушек же ничего не сказано, верно?

Нет, ну что вы сразу гиперопека, гиперопека? Ко мне вот на выпускной пришло 8 (восемь) родственников.
И ещё несколько сокрушались, что не смогут. И ничего.

А когда мой брат впервые поехал вожатым в лагерь… в общем, вы понимаете, к кому на родительский день приехало подозрительно много родителей.

Но никому в нашей семье, конечно, не переплюнуть моих прабабушку с прадедушкой. Которые, когда моего дедушку распределили на практику в больницу под Ленинградом, просто КУПИЛИ ДАЧУ в километре от неё. А ну как масечка проголодается во время смены?

(Я, кстати, сейчас вам пишу как раз с этой дачи)

В общем — Яша поехал со своими бабушкой и дедушкой, а все остальные — с Яшиными бабушкой и дедушкой. Потому что дедушка у Яши учитель математики и летом вывозит своих детей в лагерь.

Ещё на пути туда бабушка Лена поведала Яше тайну: что вот этот усатый мужик — вовсе не дедушка, как Яше могло показаться, а Игорь Павлович, и в лагере он главный, и его прямо важно слушаться.

И вот днём, перед укладыванием Яши спать, бабушка вышла на минуту, возвращается — а Яша лежит уже в кровати, накрывшись одеялом с головой.

— Яш, ты чего? — испуганно спрашивает бабушка, привыкшая к «ну давай немножко поспим», «ладно, просто полежим», «ну хотя бы помолчим, а?».

— Лена! — Страшным шёпотом из-под одеяла говорит Яша. — Скорее ложись! ПАЛЫЧ сказал «всем спать!».

..Вечером Яша сходил со всеми на занятие по математике для 9го класса, посмотрел как играют в «шляпу», поел, окончательно освоился и решил блеснуть талантами перед новыми друзьями — пошутить.

— Сиськи-Пиписьки! — сразу зашёл он с проверенного материала.

— Яшенька, ну как же так можно, ну ты же хороший мальчик! — Хотела возмутиться Яшина бабушка, но потом вспомнила, что перед ней ребёнок комиков и выбрала другой тактический ход.

— Яша, ну разве папа шутит про сиськи-письки? — Хотела спросить она, а потом вспомнила, что папа у нас российский стендапер, так что КОНЕЧНО шутит. И перешла сразу к ходу конём.

— Дружок, ты же помнишь, что шутки должны заходить на конкретную аудиторию? — уверенно начала теща, мать и бабушка комика в одном лице. — Вот у папы Вани же есть грязные шутки для баров и чистые для… чистых баров, видимо, — немного поплыла она.

— Ну это я просто устал, раз про сиськи-пиписьки рассказываю, — выудил Яша из глубин сознания мою версию вечернего сисько-пиписочного крена в сыновнем творчестве.

— Хорошо, — по пути в комнату продолжала бабушка, — видишь, какая у нас тут чистая аудитория собралась, надо им чистые шутки, тогда будут смеяться. Например, вот знаешь, какая есть шутка хорошая? Колобок повесился!

…Оставим бабушку полчаса объяснять внуку смысл уморительно смешной шутки и посмотрим, что же делают в это время Яшины родители.

А мы с Ваней, как два бездетных человека (потому что один ребёнок — это, считай, ноль, скажу я вам с высоты своего двукратного материнства), смотрим фильм. Прям целиком, понимаете? Ну, ок, не целиком, мы уснули на 15й минуте, но тут дети как бы и ни при чем.

На следующий день поехали с дачи в город — гулять (ок, под проливным дождем, ок, за памперсами Льву; но когда у тебя двое детей — это одно из топ-5 романтических свиданий за год. Приставка «Топ» тут я не знаю откуда — их видимо всего будет 5).

Поужинали out (Ваня купил лаваш на станции Токсово и дал мне укусить пару раз).

И так целых три дня, представляете? Я даже две статьи успела написать. Разврат, конечно.

…А у Яши в лагере наступило следующее утро, все бегут на первое занятие по математике, а Яша не торопится.

— Яша, ну пойдём с нами! — зазывают Яшу девочки. Конечно, мамы рядом нет — так можно сразу бесстыдно соблазнять мою кровиночку своими познаниями в решении неравенств.

— Я не пойду, — твёрдо говорит Яша. — Я вчера не все смог разобрать… я лучше в садик пойду. Потом. Когда мама разрешит.

(Спокойно сердце мое)

— Яш, а с кем ты там болтал? — интересуется бабушка, выходя из комнаты.

— Не знаю, — честно отвечает Яша, — я запутался в девочках.

(Сердце, рано успокоилось. С этими сыновьями…)

…Приехал Яша из лагеря — и я эммм удивилась. У нас после рождения Льва был ожидаемый откат — Яша все стал просить делать за него. А тут, значит, берет свой тяжелённый велосипед, сам тащит его по всем 150 ступенькам нашего участка, и на мое робкое: «Счастье мое, тебе помочь?», отвечает сквозь зубы:

— Я сам, спасибо.

А сквозь зубы, потому что в зубах он тащит пакет со своими вещами.

Такие вот суровые бабушки нынче пошли: только отвернешься —ребёнка уже научили самостоятельности. Если бы не фотки в куртке с капюшоном при плюс 20 — решила бы, что он ей все-таки какой-то другой родственник, а не внук.

Мой брат, кстати, в детстве бесконечно ездил в шахматные лагеря. И, возвращаясь, ещё неделю прямо на дачном крыльце стирал носки в тазике. Каждый вечер.

(Это медитативное упражнение не помогает сбивать флаг противнику, не подумайте; просто их тренер ещё и это требовал).

Потом эффект плавно сходил на нет. А Яша держится до сих пор (полторы недели прошло), боюсь спугнуть.

P.S. А про то, в какие игры мы играем с Яшей — в следующей серии.