О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Что мы думаем о себе

Автор: Светлана Панина, психолог и многодетная мама

Фотография: Basia Stankiewicz


Когда речь заходит о том, что и как человек думает о себе, мы сталкиваемся с парадоксом. Очень часто довольно сообразительные люди с трудом принимают заслуженно хорошую обратную связь, смущаются от комплиментов, готовы провалиться сквозь землю, когда кто-то восхищается их действиями и обычно готовы раскритиковать себя и найти недостатки в том, что делают лично они. Никакие рациональные доводы не помогают. Умные, адекватные люди, способные на высокую оценку деятельности и поступков других, вдруг становятся не способны сделать это в отношении себя. Категорически не способны. Это вызывает недоумение, которое легко разрешается, если помнить одну неочевидную вещь.

Человек верит не тому, что думает о себе, а тому, что чувствует.

То есть руководитель проекта, который только что поздравил подчиненных с успешным завершением работы, раздал премии, пожал руки, воздержался на момент поздравлений даже от конструктивной критики, отложив ее до подходящего момента, закрывается в своем кабинете и прячет лицо в руках. И тут можно было сделать лучше, и там, а здесь вообще чуть не запороли, хорошо, что никто ничего не понял…

Или художник, который давно и крепко стоит на ногах, зарабатывая своим искусством себе и своей семье на хлеб с маслом, а по праздникам и с икрой, считает себя ремесленником, недоучкой, бездарностью и ужасно стыдится подписывать свои работы.

Можно называть это заниженной самооценкой. Можно синдромом самозванца. Но от того, что мы это назовем, проблема не решится. Человек может рационально понимать, что он хорош. Но чувствовать себя жалким лицемером. И не всегда дело в родителях, которые критиковали (возможно, как раз-таки очень поддерживали). Иногда внутренние критерии оценки собственной деятельности слишком высоки и оторваны от реальности. Если человек не соответствует своим высоченным внутренним критерями, он с самого детства способен поставить себе клеймо лентяя или неудачника. И никакая логика, никакие доводы разума не заставят его почувствовать себя другим.

Принято считать (в том числе и в некоторых направлениях психотерапии), что ребенок — это продукт воспитания, то, что вложили в него (или недовложили) родители. Это миф, который поддерживается, в том числе, некоторыми педагогами. Школа и отношения со сверстниками, семья, среда, в которой растет ребенок, общество и его уставы и нормы, даже количество разбитых витрин и обветшалых заброшенных зданий в районе проживания семьи, влияют на формирование личности. Но не так прочно, как собственные решения ребенка, которые он принял в соответствии со своими возможностями — вольно или невольно. Некоторые решения совершенно не поддаются осознанию, поскольку лежат глубоко в области телесной памяти, в условных рефлексах. А некоторые вполне звучат в голове, но при этом отзываются и в эмоциях, и в теле. Если то, что человек думает о себе, совпадает с тем, что он чувствует о себе — это очень прочная конструкция. Потому что она неоднократно проверялась окружающей средой и внутренними ощущениями. Депрессивная позиция «у меня никогда ничего не получается» — очень прочная. Потому что мы крайне редко найдем человека, который всегда был абсолютно во всем успешен. Опыт неудач есть у всех. А вот опыта, когда именно в неудачах человека поддержали, рассказали, что неудачи случаются у всех, ошибаться — не стыдно, это процесс обучения или просто «не останавливайся, о неудаче подумаем потом, давай еще раз, не закрывай глаза, разбег, прыжок!». Такой опыт есть только у тех, кому мы иногда завидуем.

Для того, чтобы человек чувствовал себя хорошо и на своем месте, ему крайне необходим не только опыт похвалы и поддержки, когда он чего-то добился, но и опыт, когда он остается хорошим, когда что-то не удалось. Более того, это намного более важный опыт для того, что называют адекватной самооценкой. Когда ты не только думаешь «я налажал, но это поправимо, хорошие люди тоже ошибаются… но это не точно», а когда ты именно чувствуешь «я налажал, это неприятно, но я остаюсь хорошим человеком и другие от меня не отвернутся, а это хорошо».

Для того, чтобы взрослый или ребенок смогли поверить в то, что они достойны любви и уважения, они должны много раз получить ощущение этой поддержки. Честной поддержки — не «ты молодец, пришел первым с конца, это приз, это первое место!» — умные дети и взрослые если не сочтут это за издевку, то точно перестанут доверять тому, кто дает такую оценку. Врать проигравшему (пусть даже проигравшему в своих собственных глазах) — последнее дело. Поддержка — это «да, это не лучший твой выход, мне-то как раз понравилось, но раз ты говоришь, что это тебя не устраивает, то ты имеешь право на такие высокие стандарты. Если что — я рядом в любом случае, и если ты будешь продолжать, и если нет»

Самое трудное, что такой поддержки для изменения уже сформировавшейся самооценки нужно очень и очень много. От разных людей (потому что уже семилетний ребенок перестает доверять родителям, особенно в позитивных оценках). Позитивный опыт переживания неудач и провалов, опыт принятия, когда ты оказался в стыдной ситуации, ляпнул не подумав, а тебя не высмеяли, а рассказали, что «и со мной подобное было, ужасно неудобно получилось» — это то, что постепенно, шаг за шагом поможет растопить лед между реальным «я» и недостижимым и грозным идеальным «я». Сам человек не починит самооценку ежедневным повторением «я самый обаятельный и привлекательный». Так же он ее не починит постоянными достижениями и свершениями, даже если все человечество будет восхищаться и аплодировать стоя. А вот другие люди, принимая его в не самых лучших его состояниях — помогут починить. Что это будут за люди? Часто чудеса творит любовь.

Иногда влюбленность — время, когда возлюбленные прощают друг другу многое, идеализируя партнера, может оказаться толчком, который поменяет направление самооценки. И если этого заряда хватило для того, чтобы люди раскрылись друг перед другом не только светлыми сторонами, и не разбежались в ужасе, заглянув в бездну, то есть много шансов на «починку» самооценки. Иногда новый рабочий коллектив, сообщество или община могут сыграть эту роль. Великое искусство прощать человеческие слабости и видеть в человеке лучшую его версию, к сожалению, дается не многим. Нас обычно учат, что лучшая версия лежит не внутри нас, а там, где мы чего-то только должны достичь (из того, чего у нас сейчас нет).

Есть большая ценность в том, чтобы чувствовать себя в целом хорошим человеком. Без обязательного продолжения, которое заставляет съежиться — «хороший человек — не профессия». Но для того, чтобы научиться чувствовать себя хорошим человеком, нам приходится обнаруживать свои слабости перед другими людьми. И от безопасного и доброжелательного поведения этих других очень сильно зависит, сможем ли мы доверять им и себе в оценке себя как личности.

Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам