О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Как научить ребенка справляться с тревожностью?

Автор: Ирина Корнеевская

Источник: The Village

Фотография: Евгения Валла


Чувство тревоги — это нормальная часть жизни, особенно этапов взросления и обучения. Но слишком сильное беспокойство может влиять на жизнь разрушающе: под действием этого чувства ребенок начинает избегать сложных ситуаций, конфликтовать и отчаиваться. Каждый третий человек в течение жизни испытывает тревожные расстройства. И если их не лечить, они могут привести к депрессии. Линн Лайонс, клинический социальный работник и психотерапевт, за три десятка лет практики разработала собственный подход к лечению тревожных расстройств у взрослых и детей — и рассказывает о нем на конференции Positive Parenting, где ученые, психотерапевты и педагоги делятся с родителями собственными подходами к воспитанию. Посмотрели выступление Линн Лайонс и сделали конспект, как преодолеть тревожность в семье.

Что такое тревожность

Тревожность — состояние нервозности и обеспокоенности — испытывают и взрослые, и дети. Она возникает в «продвинутой» префронтальной коре головного мозга, где мы решаем проблемы и воображаем разные ситуации. Это место, где у ребенка возникают мысли: «Ой, что, если я облажаюсь? Что, если меня кто-нибудь похитит? Что, если я скажу что-то неправильно перед всем классом?» Или у родителей: «Что, если мой ребенок заболеет? Что, если я уеду на выходные и ребенку будет так одиноко, что это разрушит наши отношения навсегда?»

В тревоге мы представляем все, что может случиться: в голове будто возникают короткие страшные видеоролики. Эти послания об опасности получает амигдала — примитивная по сравнению с префронтальной корой часть мозга. Получив сигнал, она включает систему защиты: передает сигналы дальше — и тело приходит в состояние, как если бы на него напал медведь гризли. Система защиты, которой управляет амигдала, создана для того, чтобы достать вас из любой опасной ситуации, в которую вы попадаете. Но амигдала не может распознать разницу между опасностью реальной и воображаемой.

Проблема с современной тревожностью — в том, что бороться не с чем. Это всего лишь наши опасения, что что-то может случиться. Мы много думаем об этом и ярко, в подробностях воображаем, как это произойдет. А дальше появляются физические симптомы: мы краснеем, напрягаемся, начинаем дрожать или бежим в туалет. Когда мы чувствуем это в теле, мы думаем: «Какой ужас, что со мной происходит?» А бедная амигдала говорит: «Да, да, мы в опасности, происходит то, чего я боялась!» Этот процесс может быть по-настоящему драматичным, но многие дети и родители не осознают его. Простое осознавание процессов, которые происходят в теле, поможет снизить уровень тревоги. Это первое, чему я обучаю родителей и детей.

Как тревога передается от родителей детям

Обеспокоенные родители имеют огромное влияние на детей. В тревожных семьях много разговаривают об опасности, риске, плохих вещах, которые могут произойти, — там видят мир как опасное место. Такой родитель становится ролевой моделью для ребенка, он транслирует постоянный отчаянный поиск уверенности и комфорта. Ребенок тревожных родителей может так же, как они, постоянно искать успокоения, раз за разом спрашивать: «Мама, ты заберешь меня из садика?» — или, если это подросток, слать много тревожных СМС: «Мама, у меня что-то с животом, может быть, я заболел?» Если такое поведение повторяется, родители должны спросить себя: «Делаю ли я что-то, что взращивает в моем ребенке тревогу?»

Когда мы снова и снова успокаиваем ребенка извне, мы не даем ему пространства для развития внутренней уверенности. Часто в тревожных семьях дети не доверяют самим себе, своему внутреннему голосу. Это тянется из детства во взрослую жизнь: тревожные дети вырастают и становятся тревожными родителями.

Если ребенок задает вопрос снова и снова, предложите ему найти ответ внутри: «Кажется, волнение делает тебя забывчивым. Мы уже говорили об этом, обратись, пожалуйста, к своему умному мозгу и достань оттуда эту информацию». Так мы формируем внутреннюю уверенность. Благодаря ей взрослый человек может сказать себе, если что-то идет не так: «Окей, дела плохи, но я справлюсь».

Другое поведение при тревоге в семьях — избегание обычных вещей, чтобы не сталкиваться с неприятным чувством. Если вы не любите кататься на американских горках — с вами все в порядке. Но что, если вы не любите разговаривать с незнакомыми людьми? Или не хотите отвечать учителю в школе или вообще появляться в школе? Ребенок таких родителей отказывается от активностей, в которых он должен действовать самостоятельно. Он говорит: «Я просто не хочу, это скучно!» Постоянно избегая тех или иных ситуаций, мы идем на поводу у тревоги: в краткосрочной перспективе мы чувствуем себя лучше, но в долгосрочной — поддерживаем паттерны поведения при тревоге. Так формируется расстройство.

Какие техники освобождения от тревожности можно использовать

Главное, что нужно донести до тревожных детей: это нормально, если ты нервничаешь. Да, в жизни может возникнуть проблема, которую нужно решить. Случаются вещи, из-за которых ты волнуешься. Ты идешь в новое место, встречаешься с группой незнакомых детей, к тебе приходит новая няня, родители впервые уходят допоздна. Конечно, ты чувствуешь себя некомфортно и неуверенно — в этой ситуации так себя и чувствуют.

Дальше нужно обучить ребенка навыку решения проблем. Если ты чувствуешь тревогу, нужно постараться понять, с чем ты столкнулся. Варианта всего три: это опасность (пожар в доме, и необходима вся энергия, чтобы покинуть его), проблема, которую нужно решить (ситуация, в которую нужно погрузиться и найти выход), или это просто шум («а вдруг, а вдруг, а вдруг»), который крутится в голове.

 1. Понять, что тревожит

Для начала обратите внимание на предмет тревоги. Что именно тревожит? Надолго концентрироваться на том, что тревожит ребенка, не нужно. С течением времени предмет тревоги — как и жизнь ребенка — неизбежно будет меняться. Осознание текущих тревог нужно для того, чтобы поймать момент, когда тревога проявляется, и понять, как разворачивается процесс — как тревога работает. Этот опыт легко перенести на все новые ситуации.

2. «Достать» тревогу на свет

Когда тревога проявляется, нужно «поймать» ее и дать ей имя, создавая таким образом дистанцию между собой и своей тревогой. На этом этапе важно обратить тревогу в шутку: придумать смешное прозвище, представить в виде персонажа, проговорить забавным голосом пугающие мысли. Вы можете сказать ребенку: «Ну, давай посмотрим на твою тревогу!» — взять лист бумаги и вместе нарисовать ее. Или: «Сейчас я достану твою тревогу!» — и сделать жест, будто вы вынимаете ее из головы ребенка с дурацким звуком.

Конечно, подростки при этом закатят глаза: «Боже, ты что, серьезно?» Поэтому с ними нужно говорить на «взрослом» языке: «Я хочу, чтобы ты научился замечать этот паттерн мышления и дистанцироваться от него. Когда ты сможешь мысленно отступить назад и посмотреть на свои мысли и реакции, ты станешь гораздо сильнее». Дальше попросите подростка представить, будто тревога — это противный человек, который все поучает и поучает, а ты думаешь: «О, блин, заткнись, пожалуйста. Ну как достал». Это помогает очень легко схватить сам концепт отстранения от тревоги. И этого оказывается достаточно — дальше ты просто развлекаешься.

Одна моя пациентка придумала, что тревога — это ее бабушка (она была самым тревожным человеком в семье). Ее тревога-бабушка была маленьким существом, которое сидит на плече. Моя пациентка брала ее тремя пальцами, стряхивала с себя и говорила: «Извини, Ми-ми, но я должна жить своей жизнью».

Таких персонажей с именами придумывают себе и мои пациенты-родители. Я говорю детям: «А теперь замечай, когда твою маму начинает мучить Глэдис-тревога и напомни маме, что Глэдис — не часть семьи». Когда родитель начинает транслировать ребенку послание, что «мир — это опасное место», я даю ребенку возможность увидеть это и помочь маме вспомнить, что ее тревога не должна влиять на жизнь. И это мощный сдвиг для семьи.

 3. Сделать тревогу предсказуемой

Мы научились экстернализировать тревогу — осознавать моменты, когда она начинает выступать со своими пугающими заявлениями. Теперь предстоит сделать ее появление предсказуемым. Это не значит, что нужно постоянно ожидать тревогу. Просто есть ситуации, в которых она обязательно возникнет, потому что это совершенно нормально для человека: амигдала делает свою работу.

Предметы тревоги могут быть разными: кто-то боится змей, кто-то — выступать на публике, но механизм возникновения всегда одинаковый. Так как он нам уже знаком, при появлении тревоги мы способны отступить на шаг назад и осознать мысли, которые возникают в префронтальной коре, то, как они «воспламеняют» амигдалу и передаются всему телу. Мы разоблачили тревогу и теперь можем сказать: «Конечно, ты появилась. Потому что я иду в новую школу или сдаю экзамен по вождению». Вы вступаете в незнакомую ситуацию — и тревога стремится вернуть вас к комфорту. Теперь вы способны не вестись на ее заявления, как всегда раньше, а почувствовать легкую скуку и мысленно ответить: «О, привет, тревога — как раз вовремя! Да-да, как всегда одно и то же». Так мы меняем свои отношения с тревогой и учимся давать ей другой ответ.

В работе с детьми мне помогают карточки. Я прошу ребенка написать три любимые вещи, которые говорит ему тревога: «Эта собака укусит тебя / Бабочки опасны / В бассейне акулы». А на другой стороне карточки мы пишем «Мои ответы тревоге». Это не должны быть опровержения предмета тревоги вроде «В бассейне нет акул». Это ответы самой тревоге: «Тревога, ты очень предсказуемая» или «Тревога, ты мешаешь мне учиться новому». Детям это очень нравится, они носят карточки в своих пеналах и знают, что у них всегда есть ответ тревоге. Такой навык помогает двигаться по жизни: узнавать тревогу в новых ситуациях и отвечать ей.

4. Практиковать некомфортные ситуации

Единственная возможность научиться уверенно справляться с тревогой — практика. Если мы потакаем тревоге и делаем то, чего она требует, амигдала постоянно получает подтверждение, что опасность есть. Нам нужно создать противоположный опыт — опыт действия в ситуациях, когда ты нервничаешь, разочарован или совершил ошибку. Для этого мы должны позволить ребенку вступать в новые некомфортные ситуации.

Вначале нужно лишь приблизиться к предмету тревоги. Мы стараемся подойти к тревожащей ситуации так, чтобы амигдала не получила сообщение об опасности. Тревога требует, чтобы мы отнеслись к происходящему максимально серьезно. Мы же действуем иначе (наша цель — снизить сопротивление): позитивно, с игрой и юмором. С младшими детьми придумываем наклейки, даем им маленькие награды, которые будут их стимулировать. Со старшими играем в ролевые игры: сначала я выступаю в роли тревоги, потом — они. Мы тренируемся отвечать тревоге и таким образом создаем новый опыт. Дети действуют — и прокладывают новую дорожку в своем мозгу.

Цель в том, чтобы ребенок научился чувствовать комфорт в дискомфорте — адаптировался к нему. Если мы идем в новое место, не нужно говорить: «Мы идем на гимнастику, учительницу зовут Люси». Мы должны сказать: «Мы идем на гимнастику, я думаю, твоя тревога может проявиться, что она тебе скажет? Что ты ей ответишь? Расскажи». Мы должны дать понять, что тревога в этой ситуации нормальна, и быть рядом, чтобы поддержать ребенка, если он не справится.

Этот процесс требует времени. Сначала вы готовитесь к ситуации, потом пробуете вступить в нее — и анализируете после того, как все удалось. Одна моя маленькая пациентка осознала, что тревога возрастает, когда она прощается с мамой в садике. После этого она еще продолжала плакать, но говорила при этом: «Это момент прощания, мамочка!» Это противоположно стремлению избавиться от тревоги. Это про обучение: ты просто учишься осознавать свои чувства, управлять собой и взращивать стойкость.

Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам