Один день

Автор: Ирина Карпухина

Фотография: Ксения Кузьмина


 

Вот один обычный день из жизни нашей обычной семьи, как есть, без прикрас и фотошопа.

Итак, действующие лица: мама, дочка Дина, 13 лет, сыновья Вася, 4 года, и Лёник, 11 месяцев.

Суббота. Утро. Васе в садик не надо. Дине нужно собираться в лагерь, завтра заезд.

Начинается новый день. Солнце светит в окно совсем по-летнему. У всех (ну или почти у всех) законный выходной. На парковке перед домом ровный ряд машин — хозяева отдыхают. Но, конечно, выходной не у многодетной матери.

Первым всегда просыпается Василий. Если будний день и нужно в сад, он просыпается в 7.00. Если выходной и в сад не надо — строго в 6.00, будто предвкушая и предчувствуя все радости-шалости прекрасного выходного дня. Вот и сегодня — я досыпаю последние минутки и уже слышу сквозь сон его радостное приветствие: «Мама, я проснулся! Солнце уже вовсю светит! Пошли гулять!»

Ага, щас, только штаны натяну… Я переворачиваюсь на другой бок и прошу поиграть тихонько — Лёня еще спит, у меня есть законное время поваляться в кровати до пробуждения младшего. Васька с недовольным пыхтением примащивается рядом, с краю, и я оказываюсь между двух сыновей. Мои руки разобраны: на одной спит малыш, другая обнимает Василия. Он играет с моими пальцами, теребит мои волосы, катает по краю кровати маленькую машинку, терпеливо ждет. 15 минут. Начинает копошиться Лёня. Даю грудь и выигрываю еще полчаса. Вася уже утопал в зал и листает там книжку, тихонько разговаривает сам с собой, что-то напевает.

Ну, вставать пора.

Встаю, иду варить кофе, умываю-купаю детей, наливаю кофе в самую большую любимую кружку, подливаю молока, вручаю Василию чашку творога с сахаром и черникой, Лёнику — несколько пластиковых крышек и ложек.

Динка спит.

Беру в руку слойку с джемом. Открываю рот. И… тадам! Младший решил, что не доделал все свои утренние дела, раздается характерный звук — и мне приходится по второму кругу мыть Лёника, стульчик, в котором он сидел, пол под стульчиком, ну, и, конечно, крышки и ложки. А, да, еще застирывать плавки! В это время Вася заканчивает завтракать и изъявляет желание рисовать красками. Срочно. О’кей, наливаю воду в стаканчик, выдаю кисточку и бумагу. Возвращаюсь к кофе и слойке. Не тут-то было! Лёник просекает, что Вася занят интересным делом, бросает крышки по одной на пол, вылезает из стула с риском грохнуться вниз головой. Отпускаю его в свободное плаванье. Делаю глоток кофе. Слышу Васины вопли: «Мааама! Лёня мне мешааает!», бегу спасать Васькины шедевры. Вытаскиваю у Лёника изо рта бумагу, вытираю ладошки от краски. Вася пересаживается из-за своего маленького столика за высокий компьютерный стол — туда Леонид пока не достает. Обиженный Лёник получает вместо бумаги и красок Динкину расческу и благостно соглашается на такой обмен. Я иду на кухню пить кофе.

Динка спит.

Успеваю съесть полслойки и слышу Динин визг. Это Лёня, поводив расческой по своей почти лысой голове, решил причесать сестру, и, конечно, зацепив клок ее невероятно кудрявых волос, чуть не свалился с дивана. Забираю расческу, даю взамен понравившийся тюбик крема. Проверяю, надежно ли закручена крышка, иду пить кофе. Конечно, он уже холодный. Ну, не привыкать… Лёник опять лезет на диван, тычет тюбиком Динке в ногу, хлопает ручкой- делает массаж. Как папа. У нас папа массажист. Но сейчас он на вахте и два месяца мы вчетвером , справляемся сами.

Динка спит.

Я, наскоро заглотив завтрак, со скоростью света умываюсь, одеваюсь, хватаю мальчишек, и мы идем гулять. Гуляем 2 часа, на трех площадках. Забегаем домой на минутку, захватить Васин трактор, который ему внезапно понадобился в процессе прогулки и попить. Заходим в магазин. Вот и почти обед. Пора домой. Приходим, моем руки.

Динка спит.

Вася спать отказывается, т.к. хочет помочь мне варить суп. Даю ему нож, морковь, грибы, старательно режет. Пытаюсь уложить Лёника — безрезультатно, ну, конечно, он тоже хочет принять участие в приготовлении супа. Пока я мою картошку, малыш гремит крышкой кастрюли, играет уже вымытыми картошинами, пытается залезть на стол и утащить грибы. Вместе с грибами на пол летит куча барахла, лежащего на столе — блокнот и ручка, коробка с зубочистками, телефон, пакет с пряниками и сам Лёня. Ревёт. Я повторно тащу младшего укладываться спать, понимая, что обед такими темпами еще не скоро. Засыпает! Суп кипит, читаем с Васей книжку, обедаем. Просыпается Лёня, кормлю его смешными макаронами — в виде паровозов, самолетов и машинок. Не столько ест, сколько играет. Все вокруг в макаронах. Предлагаю хлеб — крошит и бросает. Даю творог. Плюет. Ну ладно, убираю с пола раскиданную еду.
Вася смотрит мультфильм про Муми-троллей и комету.
Динка спит.

Динка спит, наверстывая недоспанные часы прошлого и последующего лагерей. Спит, разметавшись, раскинув руки, улетев и еще не вернувшись из мира сновидений, иногда улыбается и даже хохочет, иногда пробормочет что-то. Ей совершенно не мешают младшие братья, копошившиеся вокруг нее. Они могут шуметь, катать машинки, носиться мимо ее дивана вприпрыжку, стащить ее телефон из-под подушки (ценный трофей!) — она отоспит положенные часы и встанет в лучшем случае к двенадцати, а скорее всего, к часу дня, кудрявая, лохматая, с запутавшимися в волосах снами, первый вопрос всегда: «А что поесть?» ….Вот и дожила я до того момента, когда перестала мучиться мыслями, как бы накормить маловесное дитятко, теперь она почти с меня ростом и весом, и сметает в секунды все, что есть в холодильнике.

После обеда опять гуляем. Ближе к вечеру дома начинается новая движуха — Дина понимает, что не все вещи, которые она хотела взять в лагерь, выстираны. Не все предметы первой необходимости куплены. Любимый шампунь забыт у одной бабушки, а любимая толстовка- у другой. Слезы. Бежим все вместе в магазин, закупаем необходимое. Потом Дина отправляется в рейд по бабушкам, Лёник засыпает, Вася помогает Динке укладывать вещи, они веселятся и скачут так, что Лёня просыпается и начинает ровно басовито реветь. Наконец, младшие угомонились, Дина задумчиво проверяет, все ли готово, я могу расслабиться и поужинать, не вскакивая каждую секунду. Хотя, чаще бывает, что я засыпаю быстрее детей и ужин переносится на завтрак.

Дети спят, а я… Вот сижу и думаю, хорошо как, тихо… скучно… но уже скоро опять затопают торопливые ножки, загремят уроненные на пол чашки и начнется новый день. Такой же обычный. Такой же бесценный. День с моими детьми.