Как начинается лето...
Автор: Ирина Карпухина
Фотография: Irmina Walczak

Первые летние дни. Долгие прогулки, шорты и сандали, кепки и игры в песке до темноты. Лето. Короткое наше сибирское лето…
Вася играл с друзьями, бегал, упал и рассек ногу. Над коленом, об мраморный острый камень в школьном саду. Рваная рана, глубокая, прибежал — плачет, «мясо» торчит, кровь хлещет. Еще и земля попала в рану. Его плач я услышала  с пятого этажа.

И, конечно, подумала: «Хоть бы не мой!» Мой…

Ну, мы мыльной водой промыли, бинтом замотали, пластырем залепили, и поехали в травматологию.
Дело было уже вечером, в 21 час.

Приезжаем — а там очередь таких, как Вася, человек 20. Заняли, ждем. Кого собака укусила, кто на гвоздь наступил, кто с велосипеда упал, кто — с качели.

Залетает «яжмать».

— Мы без очереди! У моего ребенка кровь! (Немного рассек бровь, уже подсохло)
— Да тут у всех, как бы, кровь! Занимайте очередь!
— У меня ребенок маленький!
— У всех дети маленькие!
— Да посмотрите, какая рана!
— А вот у моего, посмотрите!
…занимает очередь, время позднее, ребенок вскоре засыпает прямо на руках.
Васька стоически терпит, развлекает детей, которые с ним рядом, пытается шутить. Играет на телефоне. Когда очередь, телефон — незаменимое устройство.Наша очередь доходит через три с половиной часа. Заходим. Осмотр. Три шва, лангета, потому что на сгибе.Во время операции Вася орет так, что слышит вся очередь:
— Ааааааааа!! Уберите меня из этого кошмара! Оставьте мне ногу! Я хочу жить!Когда мы выходим из кабинета, его встречают, как героя, другие пациенты. Все стали за время сидения в очереди как родные.Запихиваем сына в такси лёжа, потому что нога не сгибается и в машину по-другому не сесть. Водитель относится с пониманием, везет очень бережно.

Уже час ночи. Дома спит, уложенный Динкой, Леник. Васю папа заносит на руках. Вася хочет есть. Кормим, засыпаем. В пять утра весь дом просыпается от Васиных криков. Наркоз отошел, нога в лангете затекла, Васе больно. Хорошо, что до отъезда папы еще два дня. Он снимает лангету, накладывает свежую повязку, успокаивает и опять укладывает Васю.

Вскоре просыпается Лёня. Он выспался и готов к новому дню. Жалеет брата. Вася тоже активно себя жалеет. Следующие два дня проходят под девизом «Вася самый больной в мире человек».

Потом он начинает потихоньку гулять, папа спокойно уезжает на вахту, а мне скоро предстоит снимать швы и стоически переносить Васькины перевязки… Лето объявляю открытым!