О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Хорошая погода

Автор: Юлия Кулакова

Фотография: Alicja Rodzik


Сирил не хотел ни каши, ни тостов с вареньем, ни сладкого чаю.
Он хотел на улицу.
Ночью ему не спалось, он ворочался с боку на бок долго-долго. Все думал, как быстро наденет майку, шорты, сандалии, улизнет от бабушки, которая так и норовит расчесать его отросшие вихры, и помчится во двор, к Лили-Марии. Потому что Лили-Мария вчера улыбнулась во все свои молочные зубы, среди которых, впрочем, уже было целых четыре коренных, и спросила:

— А завтра ты выйдешь играть?

Лили-Мария была самая лучшая. У нее были самые лучшие глаза, самые лучшие носочки и туфельки, самый лучший бант, который постоянно падал с ее головы, когда они лезли на дерево или катались на качелях.
Сирил мечтал ей что-нибудь подарить. Но что? Разве что незаметно набрать с собой конфет? Он бы отдал девочке все свои игрушки – но она не любила машины и роботов. Кукол она, впрочем, тоже не очень жаловала, ей больше нравилось играть в мяч. Когда Сирил вопил «гоооол!», как в телевизоре, она прыгала и хлопала в ладоши.
И куда же бабушка спрятала от него все конфеты? Надо бы поискать.

Вчерашний вечер был очень необычным. Сначала испортилась погода: среди жаркой весны вдруг подул холодный ветер, и бегать в майке стало холодно. Потом бабушка не пришла к нему в детскую перед сном. Печенье с молоком уже стояли на столике, а ее не было. И не было ее обычной сказки.

Сирил осторожно, на цыпочках, прокрался к бабушкиной комнате, заглянул в приоткрытую дверь и увидел невероятное.
Бабушка, в своем старомодном платье с высоким воротничком, с ниткой бус и шпильками из высокой прически – сидела на полу. Это было невозможно.
Но самое невозможное было впереди.
Бабушка что-то искала!

Сирил едва не вскрикнул. Его бабушка не могла ничего потерять! Никогда и ни за что. Когда что-то пропадало – все звали бабушку. Чаще других звал Сирил, конечно. Бабушка находила носок под шкафом, карандаш под стиральной машиной, книгу в холодильнике, а также стащенные и спрятанные внуком конфеты. Больше пяти минут ей понадобилось лишь однажды – когда у Сирила пропал щенок. Глупый лопоухий комочек, только накануне подаренный мальчику на день рождения, сорвался с поводка, скользнул между прутьев первой же ограды и убежал, а Сирил остался громко рыдать посреди улицы. Родители долго искали питомца, а потом позвонили бабушке. Через двадцать минут бабушка уже выходила из такси и принимала в объятия зареванного до неузнаваемости внука. А еще через двадцать минут она входила в их дом с торжествующей улыбкой и с щенком под мышкой. Щенок сидел смирно. Он знал, что с бабушкой спорить не нужно.

Сирила нередко оставляли с бабушкой. Мальчик знал: в этом доме его всегда ждут сладкий пирог, печенье молоком на ночь и совершенно незыблемый порядок.

Но сейчас – сейчас бабушка сидела на полу, а вокруг нее было разложено содержимое всех полок ее столика, и она перебирала и перебирала вещи. Что же такое она могла потерять? Если бы не Лили-Мария, Сирил мучился бы этим вопросом до утра. Но благодаря Лили-Марии он не спал совсем по другой причине.

Утром Сирилу быстро наскучило смотреть на завтрак, а бабушка все не приходила. Он, как и вечером, на цыпочках дошел до ее комнаты и постучал.

— Да-да, внучек, ты покушал? Вот и молодец, — рассеянно отозвалась бабушка, которая на этот раз переставляла книги на полках и заглядывала за них. – Я выйду на улицу, на задний дворик. Пойдешь погулять?

Бабушка никогда не выходила утром на задний дворик. Для этого всегда было свое время. Ну чудеса!
Она вышла из комнаты и – новое чудо – оставила ее незапертой.

Сирил подождал минутку и нырнул в дверь. Он огляделся и уверенно двинулся к одному из шкафов, открыл дверцу и достал небольшую резную шкатулку.

Шкатулок было несколько, и они являлись самыми сокровищными сокровищами на земле. В тех, что побольше, лежали ожерелья и бусы, браслеты, серьги. Несколько раз бабушка разрешала их посмотреть, и Сирил играл, будто он пират, нашедший сокровища. Вот это многослойное ожерелье с цепочками, яркими камнями и слоновой костью– оно, конечно же, из Индии, и туда доплывали корабли Сирила, повелителя морей. А вот эти бусы – африканские… Вот бы Лили-Мария могла прийти сюда! Можно бы было поиграть в похищение дочери индейского вождя, например. Но нет: Лили-Мария, наверное, сама захотела бы быть пиратом.

Маленькая шкатулка была доверху заполнена кольцами. Сирил радостно уселся с ней на пол и высыпал украшения на ковер. Чего тут только не было! Маленькие и большие камни в великолепных оправах, и каждое кольцо совсем не такое, как остальные. Это кольцо похоже на цветок, а это – на мост над речкой. Сколько их! Бабушка, наверное, и не заметит, если какое-то из них пропадет, несмотря на всю свою любовь к порядку, кто же может запомнить такое количество.
И Сирил понял, что он подарит Лили-Марии.

Бабушка же не жадная. Если бы она хорошо знала Лили-Марию, она и сама, наверное, подарила бы ей и кольцо, и ожерелье из слоновой кости, и позволила бы ей брать сколько угодно конфет. Сирил начал перебирать кольца. Это не годится, оно с черным камнем и какое-то мрачное. Это уж больно тяжелое. Это тусклое.

Одно кольцо, похоже, откатилось дальше всех, аж под шкаф. Сирил залез за ним, чуть не стукнувшись макушкой, и рассмотрел. Оно было из цельного камня, гладкое снаружи и шероховатое внутри, цвета темной глины, с вкраплениями – крупными зелеными, как весенние клейкие листочки, и маленькими облачками серого и желтого цвета. Серо-желтые особенно понравились ему, потому что такого цвета были глаза Лили-Марии.

Он положил кольцо в карман, быстро собрал остальное в шкатулку и поставил ее на место. Затем понял, что проголодался, быстро помчался на кухню и съел все до последней крошки. Тут и пришла бабушка.
Бабушка имела все тот же растерянный вид. Сирилу даже стало немного страшно.

— Внучек, — сказала бабушка, — там из соседнего дома вышла девочка в красивом платье, та, что недавно приехала, и тебя спрашивает. Сходи, погуляй. Только курточку накинь: похолодало сегодня!
Сирил быстро сбегал в свою комнату переодеться, сделал вид, что не расслышал про курточку — какой же мужчина боится холода! – и выскочил на улицу.
Лили-Мария уже была там.
— Где же ты был? – нетерпеливо спросила она. – Я уже в садик вышла и твоей бабушке сказала, что тебя жду!
-Прости, — смущенно ответил он. – Не обижайся, я тебе подарок принес.
— Подарок? – Лили-Мария всплеснула руками. – Какой?
Сирил от волнения никак не мог попасть рукой в собственный карман. Наконец ему удалось достать кольцо.
— Ой какое! – радостно вскрикнула девочка. – Только оно большо-ое…
— А ты его на два пальца надень, — посоветовал Сирил.
Лили-Мария сделала так, как он сказал, и полюбовалась:
— Красиво. Только так я не смогу в мячик играть. Я знаю, знаю! Помоги мне надеть его на цепочку!
Через минуту кольцо висело на груди Лили-Марии, и дети радостно гоняли мяч, визжа на всю округу.
Вдруг подул холодный ветер, да не прохладный, вырвавшийся откуда-то из ранней весны, как накануне, а пронизывающий, который бывает только поздней осенью. Лили-Мария вскрикнула, ее носик в мгновение покраснел, и она задрожала.
— Взрослые называют это плохой погодой. А по мне так просто ветер, — сказал Сирил, жалея, что не взял куртку – самое время было бы накинуть ее на плечи девочки. – Сейчас он прекратится, и будем дальше играть и согреемся.
— Меня вчера учили, как будет на иностранном языке «хорошая погода» и «плохая погода», — еле выговаривая слова, сказала Лили-Мария. – Только я уже не помню. И на каком языке – тоже не помню…
Небо с небывалой скоростью заволокли тучи, и пошел холодный дождь.
— Лили-Мария, скорее домой! – закричали с лестницы соседнего дома.
— П-п-прости, — сказала Лили-Мария, неуклюже чмокнула Сирила в щеку и побежала на голос.
— Сирил! – позвала бабушка.
— Иду, — вздохнул мальчик и направился к двери, радуясь про себя, что бабушка не вышла раньше.
В зале работал телевизор. Перепуганный диктор сообщал, что , вопреки всем прогнозам, ожидается резкое похолодание.
— Уже похолодало, — проворчал Сирил, растирая коленки.
На улице внезапно стало светлее. Сирил подошел к окну и на всякий случай протер глаза: за окном валил снег!
— Бабушка! – крикнул он. – Бабушка, где мои зимние вещи? Я хочу лепить снеговика!
— Сначала – в душ, высохнуть и согреться! – скомандовала бабушка, подталкивая его в сторону ванной комнаты. – После обеда выйдешь!
— После обеда снег растает, — захныкал мальчишка.
— Не растает, — уверенно сказала бабушка. – Да и Лили-Мария вряд ли сейчас выйдет!
Слова про Лили-Марию успокоили Сирила. Он отправился под душ, а потом, в халате и теплых носках, уселся к телевизору смотреть мультфильмы. Бабушка включила отопление, а с кухни пахло пирогом.
После обеда они вместе нашли его вещи, и Сирил, который всегда хотел стать великаном, впервые в жизни обрадовался, что не так уж и вырос с зимы. И даже ботинки почти не жали, и можно было идти на улицу, чтобы оставить побольше следов на свежем снегу.
Ветер улегся, цветущие ветви деревьев были покрыты настоящими снеговыми сугробами, Сирил решил не подходить близко.
— Сирил! – послышался голос Лили-Марии.
Девочка бежала к нему – в ярко-розовой зимней курточке, похожая на розу с торта, который ему подарили на день рождения месяц назад.
— Ура! – закричал мальчик. – Ура! Давай лепить снеговика!
— Давай, — сказала девочка. – Только вот…
Она протянула ему подаренное кольцо:
— Мне родители не разрешили. Сказали, что такие подарки дарят только взрослые, а ты еще маленький и не должен такие вещи дарить.
— Ничего я и не маленький, — пробурчал Сирил.
— Ладно, давай лепить, — засмеялась Лили-Мария. Она сняла перчатку, взяла снег, покомкала его в руке и запустила в Сирила.
— Так нечестно! – крикнул он. Но тут же примиряюще предложил: — Давай сначала снеговика, а потом в снежки, а?

Со снеговиком дети провозились до заката: он наступил рано, будто бы зимой. Лили-Марию тут же позвали домой. Сирил обошел дом, принес из сарая палку от старой метлы, вручил ее снеговику и отправился в тепло.
Бабушка бродила по залу, будто что-то пыталась вспомнить. Сирил переоделся, подошел к ней и молча протянул кольцо.
Глаза бабушки на мгновение стали детскими и изумленными:

— Где ты это нашел, внучек?
— На полу лежало… — сказал Сирил, не уточняя, впрочем, более ничего.
Бабушка горячо обняла его, потом надела кольцо на палец и, едва ли не приплясывая, направилась в свою комнату. На пороге зала она опомнилась:
— Внучек, беги-ка на кухню, пей горячий чай с пирогом! Я сейчас приду!
— А сказку сегодня расскажешь? А про то, как ты маленькой была? – спросил Сирил, он не хотел провести вечер как вчера. – А книжку почитаем?
— И расскажу, и почитаем, и все, что захочешь. Беги!

Сирил пил обжигающий чай, и ел пирог, и слушал бабушкины рассказы про старые дома и темные леса. Потом долго играл в старые игрушки, иногда думая, как отнеслась бы Лили-Мария к тому, что он строит на ковре деревенский дом и ферму. А потом постучался в дверь бабушкиной комнаты с самой большой своей книжкой сказок.

Через окно можно было увидеть бабушку и внука, сидящих на диванчике. Внук ел конфеты и улыбался, бабушка читала. А на улице таял снег, испуганно уходила невесть как оказавшаяся в этих краях зима. Несмело подавали голос птицы. Сохли дорожки, теплел воздух. Сирил уснул и не знал, что утром на дворе будет лето, настоящее жаркое лето, и они с Лили-Марией, шлепая сандалиями, надетыми на босу ногу, побегут пускать мыльные пузыри.

Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам