О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Безграничная родительская власть

АВТОР: МАША РУПАСОВА, ДЕТСКИЙ ПОЭТ И МАМА 
ВЕЛИКОЛЕПНЫЕ КНИГИ МАШИ РУПАСОВОЙ: С НЕБА ПАДАЛИ СТАРУШКИ,  ЕДЕТ МАМИН ЧЕЛОВЕЧЕКШЕЛ ПО ГОРОДУ ЛУНА И ДРУГИЕ 
ФОТОГРАФИЯ: ALAIN LABOILE

Закрыв временно тему детского абьюза, я переключилась на первертное родительство, женскую агрессию и злоупотребления родительской властью.

Под это дело мне попалась книжка Дженнет Уоллс «Стеклянный замок», которую все, кроме меня, давно прочли.

Дженнет написала историю своего детства. У неё были и мама, и папа, и брат с сестрой. Семья вела кочевой образ жизни, задерживаясь где-то ровно до момента, когда у папы появлялись проблемы с законом. Обычно на это уходило 3-4 месяца. Папа был игрок, мечтатель и алкоголик.

Мама — художница, любящая все живое. Она не разрешала убивать мух, поскольку мух едят птички и ящерицы, а ящериц — кошки, и все это порхало, скакало и жужжало у них дома.

Семья жила в трейлерах, в убогих домиках без воды и света. Могли несколько ночей провести в машине.

Дженнет помнит себя с трёх лет — она варила себе сосиски и на ней загорелось платье. Ей пересадили кожу с бедра, через несколько недель папа выкрал ее из больницы, и на следующий день Дженнет продолжила варить себе еду.

Мама удовлетворенно сказала, что девочка — молодец, подчинила себе стихию. К четырём годам Дженнет успела пожить в 11 разных местах. Пожить — это полностью распаковать вещи.

Плохо быть взрослой и грустной, я листала книжку и думала: ну вот сейчас самое время для сексуального насилия над кем-то из детей. И точно, в их хибару — двери и окна родители запирать запрещали, любили свежесть — влез бродяга, напал на Дженет.

Отбилась, молодец, сказали наутро родители, и двери остались распахнутыми. А дети начали спать с ножами и битами.

Потом закономерно пришла очередь школьной травли, потом опять насилия уже над ее младшим братом. И все это на фоне голода, когда Дженнет и ее брат с сестрой воровали завтраки у своих одноклассников, еду у соседей, собирали бутылки и металлолом, чтобы купить себе хлеба.

При этом в доме существовала негласная, но четкая и жесткая установка: никаких жалоб, их жизнь — одно восхитительное волшебное приключение. И дети подчинялись. Не ныли, не просили еды, игрушек или одежды, их не мыли, не лечили, не кормили.

Я внимательно следила за эволюцией отношения детей к родителям и их фантазиям.

С одной стороны дети не могли не любить родителей, конечно — очень любили и подыгрывали этой безумной системе координат, где родители молодцы, ведь они так сильно любят детей, а это самое главное. Ничего, что Рождество они отмечали неделей позже, подобрав на помойке ёлку в остатках украшений.

А с другой — лет с пяти-шести у каждого из детей появляется вполне трезвый критический взгляд. И на вопрос отца «разве я когда-нибудь вас подводил?» (вот ведь бесстыжее животное) они дают два разных ответа, один громко, а другой внутри или шепотом, друг другу.

В рифму я вспомнила арт-группу «Война». Там семья скитается по Европе с тремя детьми. Родители-акционисты отрицают денежные отношения, поэтому воруют еду, одежду, гаджеты и даже рождественские елки (у детей должен быть праздник).

Дети, естественно, не учатся и тоже воруют — по крайней мере, двое старших Каспер 9 лет и Мама (так девочку зовут) 6 или 7 лет. У Каспера с Мамой есть ещё младшая сестра, Троица. Паспорт есть только у Каспера, а девочки рождены в Европе, дома, и живут без документов.

Коза — Наталья Сокол — мать семейства, выкладывала Вконтакте ролик, снятый старшим мальчиком. Там Коза и ее муж, Вор (Олег Воротников), воруют алкоголь в дорогом магазине.

Не знаю, как это ощущается изнутри, видимо, правильно, хорошо и весело, но со стороны выглядело удивительно жалко: все эти короткие взгляды по сторонам, бутылки, украдкой сунутые в детскую коляску, настороженность, быстрые вороватые движения с поджатым хвостом.

Сейчас Коза и дети исчезли с радаров, я предполагаю, что Коза загремела в тюрьму, а дети попали в приют. Вор скрывается где-то в Австрии, на него вроде завели уголовное дело.

Хотя исчезновение Козы может быть и каким-нибудь перформансом, интересным тонюсенькой фб-прослойке в десять человек. Она вроде просилась у А.Кузнецовой в Россию, но, кажется, дело так ничем и не кончилось.

Вот такая рифма о родителях и детях получилась у меня в последние пару дней. О власти над детьми. О детской стойкости, об их внутреннем здоровье — Дженнет стала писателем и обозревателем светской хроники, ее старшая сестра — художник, младший брат — к ужасу родителей — стал полицейским и хорошим семьянином, не выкарабкалась только самая младшая девочка (и старшие чувствуют за это вину).

Папа их умер в сквоте, мама продолжает рыться в помойках и прекрасно себя чувствует.

На фото Коза хвалится краденой едой.

Апд. Поясню. Я не осуждаю образ жизни «Войны». У Козы и Вора есть принципы и убеждения, в соответствии с которыми они живут и несут за это ответственность. Ровно так жили и родители Дженнет Уоллс.

Я ни тех, ни тех убеждений не разделяю, но это не повод диктовать людям, как им растить своих детей.

Вопрос — когда начинается злоупотребление безграничной родительской властью? где заканчивается наше родительское право учить детей тому, во что верим мы сами? У детей, по идее, тоже есть какие-то минимальные права?

Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам