О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Травля в школах. Как с ней бороться

Автор: Екатерина Волошина

Фотография: Олег Астахов


Хочу рассказать о том, как в американских школах идет тема буллинга (травли). Это будет длинный рассказ, извините, но и тема непростая.

Утром была встреча в школе по поводу буллинга.

Я на этой встрече под конец плакала и утирала слезы рукавом, потом нашла салфетки, потом в машине еще всплакнула, потом студентам на эмоциях по скайпу рассказала обо всем (глаза красные, они такие Екатерина АААа, такие сопереживания, обсуждения, такой невероятный обмен мнениями и эмоциями), потом забрала детей из школы, поехали купили Марку новый футбольный мяч, приготовила огромную бадью чили, вот уже ночь у нас, темная ночь, алабамская, а меня все потряхивает, не отпускает.

Вообще, про буллинг детям начали рассказывать еще в K-Grade (это типа нулевка, класс ниже первого, в нем учатся дети 5-6 лет).

Рассказывали элементарно, в простых понятиях: держи свои руки, ноги и слова при себе. Вот именно так, дословно: РУКИ, НОГИ и СЛОВА.

Относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе.

Что мне понравилось: уже пятилеткам объясняли, что обидеть другого можно не только действием (дракой, насилием), но и словом.

Уже в 5 лет дети понимали, что можно обидеть и словесно, надо осторожно и уважительно относиться к товарищам в разговорах и держаться вежливо.

Уже в 5 лет они это усвоили, помню, Дина орала, Марк, you’re bullying! Если он не давал ей свою игрушку, к примеру, Марк страшно обижался: быть bully, задирой – это позорно. Они очень четко поняли, что задирать – это не круто, это не быть героем, это – позорно, фу.

Сегодня состоялось собрание родителей (бабушек-дедушек и опекунов) на тему буллинга, внеочередное.

Дети из-за буллинга кончают жизнь самоубийством.

В основном вешаются, не знаю, почему именно вешаются – то ли лезвия им неприятны, то ли небоскребов в Алабаме мало, чтоб головой вниз, но короче, вешаются дети. На кроватях, в шкафах, в своих уютных детских спаленках на розовых покрывалах и под плакатами Marvel.

Кого-то буллят из-за расы, кого-то – из-за физических недостатков, был один мальчик с ДЦП.

Последний случай произошел недавно, 19 января.

20 или 21 января информация стала открытой, и уже 23 (!) января родители нашей школы получили приглашение на запланированное экстренное собрание на 29 января, в 9 утра или в 5 вечера, на выбор.

Приглашения были разосланы бумажками и продублированы голосовыми сообщениями на телефон и на электронную почту.

Директор нашей школы, мисс Катрина Кинн (святая женщина, хранит ее Бог, в которого она верит, и чтоб ангелы ей пели самые сладкие розовые госпелы после смерти, а я буду петь ей дифирамбы при жизни) сказала в голосовом сообщении: «Родители! Мы столько говорим о буллинге! (и это правда, о буллинге в школе говорят постоянно), мне надоело, что от этого умирают дети! Соберемся и еще раз обсудим!»

Я пришла к 9 утра, было родителей человек 25-30. В основном родители, но было несколько бабушек-дедушек.

Кто-то из родителей пришел с переносками, в которых дрыхли младенчики, младшие дети, которых не с кем дома оставить.

Это, кстати, вообще нормальная практика в Америке – таскать с собой младенцев везде, они социализируются прямо с двухнедельного возраста.

Нам дали листочки для розыгрыша призов – это тоже очень американская практика, indoor prizes – типа на любом мероприятии разыгрываются какие-то подарки-призы, нас ждал стол с бутылочками воды, шоколадными и овсяными печеньками, коробка с пачками чипсов (угощайтесь), и собрание началось.

А, кстати, у всех на столах, для каждого родителя был заготовлен пакет листочков: повестка встречи (от нее, к слову, ни на минуту не отклонились в итоге: спикеры, презентации, вопросы и ответы), буклеты на тему травли и бумажки с контактами, куда обращаться.

Мой кумир, директор школы мисс Кинн сказала короткую речь о том, что буллинг – страшная и позорная особенность наших реалий, и от нее к тому же гибнут наши дети, и вот давайте разберемся.

Выступил товарищ из социальной службы, мистер Патрик. Он с напарницей курирует 84 школы графства Мобил на предмет травли.

Все случаи, подозрения, разбирательства – все к нему. Он готовит дело, ведет разговоры и в зависимости от обстоятельств, либо закрывает его на своем уровне, либо запускает наверх.

Выше – уже судебное разбирательство, за травлю предусмотрена административная ответственность.

Мистер Патрик был с презентацией на экране:

— что такое травля и чем отличается от бытового конфликта.

Мы должны это понимать и различать, чтобы не пытаться засадить в тюрьму ребенка, который у одноклассника стырил пирожок.

Дети есть дети, кто-то кому-то нагрубил или сказал: ой ты вонючка, ой у тебя прическа страшная – это бытовой конфликт, это НОРМА. Это — социализация.

Буллинг – это ПОВТОРЯЮЩЕЕСЯ И НАМЕРЕННОЕ унижение человека.

— Какие бывают виды буллинга (физический, вербальный, социальный и кибербуллинг). С физическим и вербальным ясно, кибербуллинг тоже – травля в соцсетях или чатиках в играх, а что такое социальный? Это типа: не садись за мой стол, нельзя, это стол для крутышек. Или (помните кино Mean Girls?): по средам мы носим розовое, если ты не в розовом, ты мудак. Это и есть социальный буллинг.

— Как распознать, что твоего ребенка буллят?
— Как понять, что именно твоя сладкий бэби и есть задира, bully?
— Что делать, к кому бежать, куда звонить?
— Если твоего ребенка буллят: как с ним поговорить, как объяснить, какие действия ОН, ребенок, должен предпринять?

Вся презентация была очень четкая, ясная, прямо алгоритм 1-2-3, с телефонами, мейлами. Не можете или не хотите звонить или писать мейл – заполните форму на ресепшене в школе (да, у нас в школе есть ресепшен).

Потом выступали другие товарищи из системы образования, рассказывали, что и как. Тоже все по делу: 1-2-3, как действовать, что делать.

Рассказали даже про секстинг: по статистике, 69% (тут все родители хихикнули, ну надо же, прямо 69) тинейджеров занимается секстингом, что с этим делать (не в плане бороться – бороться не надо, а вот что делать).

Каждый выступающий говорил: Родители! Мы здесь, чтобы решать ваши проблемы, которые, собственно, наши проблемы.

Мы здесь, чтобы помогать.

Мы здесь – и вот мой мобильный, мой е-мэйл, и вот я здесь, рассказывайте.

И родители рассказывали, у кого, что и как.

Мисс Кинн, святая женщина, директор, выдавала свои вкрапления: родители! Мы здесь, и я здесь. (Кстати, ее мобильный и адрес электронной почте также в общем доступе, ей можно в принципе написать или позвонить в любой момент).

Я уже третий год наблюдаю, что школа не берет на себя обязательства типа: мы ваших детей научим физике-химии-математике, а вот воспитывать должны вы, родители, нет!
Школа постоянно и убедительно долбит: родители, мы воспитываем НАШИХ детей ВМЕСТЕ!
Родители, мы ВМЕСТЕ ответственны за НАШИХ детей!
Мы их растим и следим за тем, чтобы они обучались и росли продуктивно, эффективно и безопасно.

Вот это ВМЕСТЕ – прямо кредо школы.

Потом показали небольшой ролик про детей, которые покончили с собой из-за травли, ну тут, конечно, мы с родителями сильно намочили пол в школьном кафетерии, где проходила встреча – плакали почти все.
Показали этих детишек… малыши же, 8-9-10 лет… забавные, лапочки такие… уже неживые… ох….

Потом нам раздали небольшие подарочки: ручки с лого школы, матерчатые сумочки, потом сказали: родители, у нас тут осталась уйма чипсов, бутылок воды и печенек, пожалуйста, заберите с собой в машину – и мы разошлись.

Мы разошлись – но мы не разошлись.

Мы не разошлись во мнениях.

И мы не разошлись в векторе действий.

У меня не на минуту не было ощущения формальности собрания (как мой студент предположил: говорит, Екатерина, ну конечно, недавно малыш повесился, и все такие срочно по всей Алабаме давай для галочки собрания собирать, а потом Трампу отчитаться) – НЕТ!

Собрания для родителей – постоянны: и по делу, и по праздникам, я каждый месяц хоть раз, да бываю в школе.

Кроме того, каждую пятницу (это прямо формализовано и узаконено Кодексом нашей школы) родители могут прийти и пообедать со своим чадом в школьной столовке, именно по пятницам, такая вот традиция.

Директор отчитывается по школьным делам постоянно: на сайте, присылают бумажки по любому поводу обо всех мероприятиях, голосовые сообщения на телефон и на электронную почту.

Огромная прозрачность всего процесса.
Огромная общность.
Огромная, что ни говори – радость.

А, кстати! Алабама по американскому рейтингу школьного образования занимает одну из самых низких позиций в США – 47 или 48 место среди 50!
И я в диком восторге, находясь на дне рейтинга!

А что там на 30-м месте, например? А на 15-м? А на первом?

Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам