О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Я родился мальчиком (отрывок из романа)

Автор: Александр Наумов, автор книг «Папа, папочка, папуля«,»Папина школа» и «Дышать вместе с ней«

Фотография: Олег Астахов

 

Отрывок из романа «Дышать вместе с ней«


— Я родился мальчиком…
— Это я заметила!
— Где тебя воспитывали? Не перебивай! Так вот, я родился мальчиком. И если б я родился им в Бразилии, то вариантов не было бы вообще, кроме как стать футболистом. Ведь в этой стране, когда рождается сын — это великий день. У него сразу будут и соска, и чепчик с символикой той футбольной команды, за которую болеет его папа.
— К чему это ты мне рассказываешь? Ты же родился в Аргентине.
— Это факт. Как, впрочем, и то, что у меня всегда был выбор: футбол или… футбол.
— Ты шутишь?
— Отнюдь. У меня такое ощущение, что аист, когда моего папу нес, на границе что-то перепутал и не туда его бросил. Его, как мяч, надо было кидать в сторону Бразилии, а по ошибке он приземлился в ворота соперника.
— В смысле? — не поняла София. — Ты говоришь какими-то загадками.
— Да какие здесь загадки. Все кристально ясно. Он без футбола свою жизнь не представляет. Он им бредит. И мне кажется, что с годами эта страсть только усиливается.
— То есть ты — неудавшийся футболист? — съязвила она.
— Очень даже удавшийся. Наша дворовая команда постоянно выигрывала городские соревнования.
— А как же тебя в танго тогда занесло?
— Однажды я шел домой после тренировок по футболу, мне тогда было около десяти или одиннадцати. Не помню точно. Я уже сворачивал к нашему переулку, как вдруг услышал музыку. Необычную музыку. Я ее слышал впервые. Мелодия сначала была приглушенная, но чем ближе я подходил к месту ее рождения, тем громче она становилась. Каково же было мое удивление, когда на пятачке между домами я увидел пару.
Мужчина и женщина танцевали под эту музыку. Так красиво и завораживающе они двигались. Словно повторяли мелодию своими движениями. Я остановился как вкопанный. Мне кажется, что с этого момента мою жизнь можно разделить на до и после.
— Как интересно! — воскликнула София. — А что было дальше?
— Дома я сразу «закинул удочку» отцу. Я спросил, были ли в нашем роду танцоры?
— И что же он? — любопытство распирало ее.
— Еще чего! Не хватало, чтоб кто-то из «наших» вилял бедрами всю жизнь. Какой позор! — вот что я услышал. А затем: «Футбол — вот смысл жизни настоящего мужчины!»
— Конечно, ты расстроился?!
— Не то слово! Я ходил потерянный несколько дней. А затем…
— Что? Не томи…
— А затем решил, что вместо футбола один раз в неделю буду ходить и смотреть, как они танцуют. «Всего один день!» — подумал тогда я. Но ты же знаешь сама, как увлекает танец. Сначала я прогуливал по одной тренировке в неделю, затем две, а вскоре я терпеть не мог этот футбол. Ведь, наблюдая за уличными танцорами, я мысленно представлял себя танцующим танго под кронами деревьев.
Каждое их движение я визуализировал внутри себя в мельчайших деталях. Я не заметил, как зажил двойной жизнью. Для всех, и особенно для моего отца, я был Франко-футболист, а внутри себя я был истинным, я был «лучшим танцором танго в Аргентине».
— Но ведь ты им стал!
— Стал, но не сразу. Сначала в моем секретном мире зазвучал Carlos Gardel и его «Por Una Cabeza», а затем и Alberto Castillo и его восхитительная «Asi se baila el Tango». Я обожаю, как к этой песне пришла вторая жизнь благодаря Veronica Verdier. В общем, игра маленького мальчика зашла слишком далеко и стала похожа на большой обман. Я уже не играл в футбол, я играл в придуманную жизнь. Все закончилось резко и очень больно для меня.
— Ты меня пугаешь! — насторожилась София. — Что случилось?
— В очередной раз, прогуляв тренировку и поглазев на уличное танго, вернувшись домой, я застал отца чем-то явно недовольным.
— Где ты был? — спросил он меня в тот вечер.
— Где всегда.
— А где ты всегда бываешь?
— Играю в футбол, — соврал я.
—А ты ничего не забыл?
—В смысле?
—Без смысла, — жестко ответил отец. — Где футбольная форма, в которой ты тренируешься?
— В рюкзаке.
— Покажи!
—А чего ты злишься?
—Покажи немедленно.
—Пожалуйста! — и я начал открывать рюкзак, уверенный, что она там. Запустив руку поглубже, я ничего похожего на форму нащупать не смог.
—Что ты медлишь? Доставай! — требовал отец.
— Достаю! — продолжал я врать на поверхности этого обмана, а внутри меня всего колотило. «Неужели я ее потерял?» — думал судорожно я.
— Мне долго еще ждать? — он заводился уже не на шутку.
— Нет!
— Так поторопись!
— Я имею в виду, что ее нет, — как я набрался смелости это сказать?
— А где же она? Где твоя форма, я тебя спрашиваю. Куда она могла деться, ведь ты же совсем недавно в ней тренировался.
— Я ее, наверное, забыл там.
— Уверен?
— Да, точно, она осталась там, — про себя я радовался собственному спасению. Завтра надо будет туда забежать и забрать ее.
— А это что? — и он швырнул мне в лицо мою форму. — Что это, я тебя спрашиваю? Она сама пришла домой без тебя?
— Ну, наверное, я ее забыл дома, — я не замечал, как путался в показаниях, страх полностью сковал меня. — Видимо, однажды она выпала из рюкзака, а я о ней и забыл.
— Понюхай ее! — вдруг предложил отец.
— Зачем? — недоумевал я.
— Нюхай! — он уже не говорил, а кричал.
— Ну, понюхал!
— И чем она пахнет?
— Не знаю!
— Отвечай, чем пахнет твоя форма?
— Она пахнет…. свежестью! Чего ты хочешь от меня?
— Она пахнет враньем, маленький мерзавец. Форма футболиста должна не пахнуть, она должна вонять пОтом, когда ты тренируешься по три раза в неделю. Где ты шлындаешь?
— Смотрю уличные танцы! — я не знаю, откуда в тот момент во мне взялась эта смелость. Вот так, в лицо строгому отцу сказать всю правду. Видимо, танго завладело мной уже окончательно.
— Ты смотришь танцы? — отец аж подпрыгнул. — Эти паршивые уличные танцы?! Эти дешевые извивалки вокруг друг друга? Мне стыдно за тебя. А что скажут соседи? Какой позор! Мой пацан — танцор! Он запачкался о грязное уличное танго. Как мы будем отмывать репутацию нашей семьи?
— Пап! — начал я, но он меня оборвал на полуслове:
— Я не хочу с тобой общаться, — и он вышел, сильно хлопнув дверью.
Я стоял в центре комнаты и казался себе таким ничтожным и мелким. Я понимал, что его больше злило не то, что я обманул. А то, что пошел за своим сердцем. Он не хотел видеть во мне индивидуальность и слышать о моем предназначении. С тех пор я погас и снова начал ходить на футбол, исправно забивая голы в чужие ворота. Но внутри меня тускнело с каждым днем. Краски блекли и исчезали.
— Франко, какой ужас! — и София обняла его. — Мне так жаль! Я сейчас понимаю, что после такого стать лучшим танцором танго в своей стране — это большая победа. Победа  над собой. Не позволить себя сломать, продолжить свой путь, ведомым звездой. Это достойно уважения. Я горжусь тобой и благодарю Высшие силы, что познакомили меня с тобой.
— Спасибо, — улыбнулся он.
— Скажи, а ты сейчас общаешься с отцом?
— Пусть это звучит неожиданно, но — да!
— Действительно неожиданно после рассказанного тобой.
— Я тебе скажу больше, сейчас папа — один из первых, кто посещает все мои выступления. И не то что соседям, а каждому встречному рассказывает, что «подумаешь, футболист, их миллион бегает по полю. А вот мой Франко, такой один, лучший танцор танго»… Он очень мной гордится!
— Но как? — она была удивлена. — Как такое может быть? Какой мост смог соединить эту громадную пропасть непонимания между вами? Ведь вы же жили по разным берегам!
— Этот мост имеет тройное название: терпение, принятие и любовь. Причем строили мы его с двух сторон. Идя навстречу друг другу, пусть маленькими шагами, но мы это делали.
— Я не могу в это поверить! С чего началось это единение?
— После того, как все вскрылось, отец принял решение, что будет сам меня водить на тренировки и забирать с них. Переживал, что я вновь сбегу на эти танцы. Когда мы шли домой и проходили мимо этого места, отец демонстративно плевался. А стоило мне задержаться там на мгновенье, будучи влекомым своей мечтой, он тут же сильно дергал меня, и мы быстро удалялись. А затем он вообще сменил маршрут, и больше мы не проходили мимо уличных танцоров.
Со временем он стал мне доверять, да и его работа не позволяла ему меня так часто сопровождать, и я стал вновь ходить на футбол сам.
— Ты прибегал к ним?
— Нет!
— Как так? — не поверила София. — Это же твоя мечта, твоя цель?
— Знаешь, в Таиланде у маленького слоненка одну ногу привязывают к небольшому дереву, проходит время и он привыкает, что оно его держит и не дает двинуться с места. Маленький слоненок превращается в большого слона, который может при желании одним взмахом ноги выдернуть дерево, но он привык с детства, что это невозможно, и он даже не пытается попробовать. Большой слон послушно стоит, символично привязанный к этому дереву, и ждет, пока хозяин разрешит ему идти дальше. Ждет, пока кто-то решит его дальнейшую судьбу. Так и я привык ходить другим маршрутом и жить чужой «правильной» жизнью.
— Тогда я не пойму, как вышло так, что сейчас ты танцуешь?
— Как-то раз я пришел домой грустный, и отец спросил меня, как прошел мой день. Я ответил, что нормально. Он подошел поближе, обнял меня и сказал, что счастлив оттого, что я смог принять верное решение и вернулся в спорт настоящих мужчин.
Я сказал ему, что тоже рад оттого, что он счастлив. Отец поинтересовался, почему я так сильно изменился в последнее время. Все ли у меня нормально с учебой и здоровьем. Раньше я был веселым, мои глаза светились, а сейчас мой взгляд потух. Что со мной случилось?
И я ему ответил. И мой ответ изменил все.
— Не томи! Что ты ему сказал? — София не могла справиться с любопытством.
— Я сказал, что раньше я был таким счастливым и наполненным, потому что жил своей мечтой, а сейчас я такой грустный, потому что живу его мечтой. Я не знаю, как мне хватило духу это вымолвить. Отец разозлился и резко вышел из комнаты, вновь хлопнув дверью.
— Как интересно! И что дальше?
— А дальше несколько дней было все как всегда. Отец был молчалив со мной и скуп на эмоции. А затем настал день, который изменил всю мою жизнь.
С утра он сказал мне, что сегодня вечером встретит меня с футбола и проводит домой. Я попытался сказать, что не надо. Но он настоял. Когда мы шли домой, он вдруг свернул с привычного маршрута.
«Папа, нам туда!» — поправил его я.
«Нет, сегодня я хочу, чтоб мы пошли здесь!»
Я особо не спорил. Здесь так здесь. Мой отец вроде как оттаял, и мне уже было хорошо. Мои мысли прервали звуки знакомой музыки. Делая каждый новый шаг, я чувствовал, как мое сердце бьется сильнее и чаще. Как только музыка стала громче, мои ноги задвигались ей в такт. Помню, как он посмотрел на меня внимательно, а затем, остановившись, присел на корточки, чтобы быть наравне со мной и произнес:
«Сынок, извини меня! Больше всего на свете я хочу, чтоб ты был счастлив. Я стараюсь сделать так, чтоб тебе было хорошо. Но иногда я ошибаюсь. Твои слова несколько дней назад помогли мне понять это. Пожалуйста, покажи мне свою мечту. Познакомь меня с ней. Расскажи, что в ней есть такое, чего нет в футболе. Открой мне свой мир. Я обещаю, что впредь буду бережно относиться к тому, что тебе дорого. Я люблю тебя!»
— Ой, Франко, как мило, — и София смахнула слезу.
— Да, это мой папа! — сказал он с гордостью. — Самый лучший папа на свете. И знаешь, за что я ему благодарен больше всего?!
— За что?
— За то, что тогда, хлопнув дверью моей комнаты, он оставил открытой дверь в свое сердце. И там, в глубине, он нашел ответы на свои вопросы.
Позже он рассказал мне, что мои слова про его и мою мечту стали для него ледяным душем. Раньше он об этом не задумывался. Но, оставшись наедине с собой, он вспомнил, как всегда хотел играть в футбол, с раннего детства. Его родители, а также бабушка с дедушкой твердили изо дня в день, что все это баловство. Что у них в роду никто в футбол не играл. Что это все пустая трата времени. «Надо иметь профессию и уметь работать руками, чтоб прокормить себя и свою будущую семью». И мой папа научился это делать, став одним из лучших мастеров по пошиву обуви ручной работы.
И со временем дело стало приносить ему большие деньги, но мечта не имела к этому никакого отношения. Он затоптал ее, а сейчас понял, что делает то же самое со мной. Навязывает мне свой взгляд на мир и не слышит меня. И он остановился и сказал мне: «Сынок, если танцы — это то, что лежит в твоем сердце, и если ты танцуешь, не потому что живешь, а живешь, потому что танцуешь, то не слушай никого и никогда, слушай только свое сердце. Оно приведет тебя к безграничному источнику счастья. Вставай уверенно на свой путь и помни, что никогда не поздно. Ни в десять лет, ни в двадцать, ни в пятьдесят или в семьдесят. Если ты нашел свое предназначение, то твори вместе с ним в любую погоду. Я очень рад, что ты нашел его так рано. Это значит, что у тебя есть все шансы стать лучшим танцором в своем дворе, в своем городе, в своей стране и во всем мире! Главное, действуй и верь в себя!»
— И у тебя это получилось! — радостно сказала София.
— Ну, весь мир, как ты понимаешь, еще только в моих смелых мечтах покорился мне!
— Я верю в тебя, твоя семья верит в тебя. Но самое главное, ты сам веришь в себя. А значит, это лишь вопрос времени.
— Спасибо. Хочешь, расскажу свой девиз по жизни?
— Конечно!
— Если человек действительно добился успеха, то его страница не в социальной сети, а в Википедии!
— Круто замахнулся!
— Иначе не умею! — улыбнулся Франко.
— А папа у тебя оказался молодец. С начала твоей истории я его возненавидела, а затем была поражена его колоссальной внутренней и внешней работой над собой. Вот это я называю ПАПА, больше, чем две буквы П и А.
— Знаешь, я тебя еще удивлю! Отец не только тогда сказал мне важные судьбоносные слова, но и сделал, на мой взгляд, невозможное.
— Что же?
— Он записался в школу танго. И не только сам, но еще и мою маму и меня туда «пристроил». Вся наша семья начала жить в ритме танца. Он сказал, что хочет погрузиться в мир моей мечты, хочет распробовать ее на вкус и узнать в мельчайших деталях.
— Какой мудрый!
— А еще и спортивный. Стал сам ходить на футбол и даже играет в любительской команде, на соревнования ездит.
— Вау!
— А что стало с той уличной парой? Вы познакомились с ними?
— Да! Мы часто приходили всей семьей к нашему теперь уже всеми любимому месту и танцевали вместе с ними. С каждым днем круг любителей танго расширялся, появлялись новые люди. Мы думали, что еще немного, и они откроют свою студию и предложат всем нам туда переместиться. Но… однажды они просто исчезли.
— Как так?
— Вот так! Они не приходили день, два, неделю и месяц. Все уже привыкли и перестали туда ходить. А я один все бегал и бегал. Каждый вечер надеялся их вновь увидеть и сказать лишь одно. Я хотел сказать им «спасибо». Я его хранил бережно в самом сердце. Но они так и не появились. И тогда я символично сложил ладони в области груди, поместил в них свое «спасибо» и мысленно послал этот луч добра и благодарности в небо. Сейчас я думаю, что это были два ангела, которые спустились на землю, чтобы помочь мне и моему отцу. Они подарили ему осознание, что ребенок — это не почва для реализации твоих несостоявшихся мечт и желаний. Мы творим нашу жизнь сами. Задача родителя — помочь себе стать счастливым, а своему ребенку помочь раскрыть все его таланты. Вселить в него силу и веру, и собственным примером показать, что если мечту превратить в цель и действовать, то обязательно все получится!

Вам понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!




Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам