О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Свобода от гаджетов: эксперимент. Новая попытка

Автор: Евгения Неганова, писатель, журналист, мама двоих детей

Фотография: Ксения Фоломкина, www.v-fokuse.ru

 

Продолжаем следить за экспериментом писателя, журналиста и мамы Евгении Негановой. Можно ли отказаться от гаджетов взрослому человеку? А ребенку? Чем заменить электронные устройства в нашей жизни? Евгения пишет о своих ощущениях, выводах, отношениях с детьми. Сегодня семья совершит новую попытку — уже на совсем других условиях

Наша история «освобождения» гаджетов продолжается!

В своем последнем посте я писала о том, что беру паузу, чтобы все обдумать. Она слегка затянулась, но это потому, что думала я очень усердно.
Если вы помните, мой сын все никак не мог принять условия нашего нового существования – компы, телефоны и прочие электронные «штуки» только до 8 часов вечера. Он стал обманывать, прятать, а потом просил прощения. Я поняла, что ситуация начинает развиваться не так, как я предполагала.

Первое, что я осознала, так это то, что у нас произошла путаница понятий. Я назвала этот опыт экспериментом. Но, по сути, экспериментом он не был. Если затевается эксперимент, то должны четко оговариваться сроки. Например, я объявляю: дети, с сегодняшнего дня мы неделю будем откладывать гаджеты в восемь вечера и посмотрим, что из этого получится. Через неделю соберемся, обсудим результаты и примем решение, продолжать или нет.
Все четко. Понятен срок, он не где-то за горизонтом в вечности. Можно рассчитать свои силы.
Но в нашем случае срок не был оговорен. Я озвучила детям новое правило жизни, не определив никакого срока. Это было именно правилом, закономерностью, которая отныне действовала бессрочно.

Но могла ли я ввести это правило так категорично, не обсудив прежде с детьми? Ведь они совсем не маленькие: дочери 8 лет, а сыну – 14.
Я была уверена, что могу и что они готовы к этому. Боже мой, ведь сколько раз прежде я заводила разговор о том, как важно хотя бы за час до сна не смотреть никаких светящихся экранов! Я это озвучивала, но строго за этим не следила.

В тот день «Х», когда я потребовала от них сдать гаджеты подоконнику ровно в 8 вечера, у меня, наверное, произошел знаменитый, описанный философами-классиками переход количества в качество.

С чем он был связан? С тем, что я в очередной раз прочла в интернете статью о вредном влиянии гаджетов на детскую психику, особенно перед сном. Я прочитала, во мне произошла актуализация этой философской категории (я прямо чувствовала, как она там во мне актуализируется на радость старику Гегелю!), я пришла домой и поставила детей перед фактом: сдали гаджеты подоконнику и все тут!

Для детей, несмотря на все мои «артподготовки», это оказалось неожиданным и резким. Точнее — для сына.

Как вы знаете, ученые — британские и не только — доказали, что подростковый возраст – самый острый период в жизни человека. Болезненное отстаивание своих границ и, наоборот, бесцеремонное влезание на территорию других, пересмотр отношений с окружающими, принятие или непринятие себя делают подростка очень незащищенным, ранимым и взрывоопасным. У него внутри как будто все время находится бомба, которая в любой момент может взорваться. Момент детонации этого устройства неизвестен никому, в том числе, и ему самому. Детонатором может стать все, что угодно, любая, самая незначительная попытка «повоспитывать» его.

Понятно, что подростку очень важно, чтобы ему давали возможность совершать самостоятельный выбор и отвечать за свои решения.
В ситуации с гаджетами такой возможности у моего сына не было. Я ему буквально «всучила» ответственность за свою жизнь, не убедившись, взял ли он ее, намеревается ли вообще ее брать. Естественно, выяснилось, что он ее не взял, а навязанное правило стал саботировать. А потом переживал вину. И, наверное, не только вину. Скорее всего он переживал еще свою неспособность справиться с собой, с поставленной задачей. Отвратительное чувство, вы согласны? Хотя он совсем не слабоволен.

С одной стороны, можно чувствовать удовлетворение, видя, что ребенок осознает свою вину, извиняется, но с другой — стоит задуматься над тем, какова цена этих извинений.

Извинения имеют значение только тогда, когда человек произносит их по собственному желанию, когда это ему не навязано. Я не уверена, что человек, который извиняется, будучи пойманным на месте преступления, искренен. Особенно, когда это делает ребенок, пойманный родителем. Мой сын вынужденно просил прощения, так как боялся испортить отношения со мной. С той, от кого в значительной степени зависит его жизнь. Искренними были извинения моих детей тогда, когда они без давления извне признались в том, что брали гаджеты в запрещенное время. Если вы помните, это произошло после того, как я сама решилась на честность.

Да и за что ему было извиняться? Ведь он вынужденно оказался в ситуации, когда ему нужно обманывать и прятать.

Сейчас я вижу другой вариант развития компании за «освобождение» гаджетов. Первое — предложить детям попробовать. Исключительно в виде эксперимента. Второе — четко оговорить срок. Попытаться в течение, например, недели не смотреть гаджеты после восьми вечера. А по окончании этого срока проанализировать итоги и принять решение – продолжать или нет. Еще можно было предложить отказаться от гаджетов только на один вечер, потом еще на один. И такими маленькими шажками идти.

И еще один вариант я вижу. Если бы вначале я сама отказалась от вечернего бдения перед голубым экраном, прошла бы весь путь до конца, поняла, где на нем можно подорваться и составила карту минного поля. Потом бы провела по этому пути детей, идя на шаг впереди них и предупреждая об опасности.
Конечно, можно было, несмотря на сопротивление детей, идти прежним путем — продолжить внедрение этого правила. Пойти по пути медленного, принудительного отвыкания. Изобретать занятия, которыми я могу развлекать сына в освободившееся время, проводить больше времени с ним, читать вслух. Авось, через какое-то время он забудет эти гаджеты и мессенджеры и будет запоем читать Достоевского.

Это смешно! Конечно, этим «радужным» надеждам, если бы они у меня и возникли, не суждено было сбыться. Все-таки прав мой любимый Достоевский! О чем это он? Да все о том же: «тварь я дрожащая или право имею»? Вся жизнь человека состоит из этого выбора – принятия на себя ответственности за свою жизнь или нет. Человеку принесет пользу только то, что он будет исполнять по своему свободному выбору. И только это он будет по-настоящему исполнять, не пытаясь поймать любую возможность сбежать.

Чем раньше мы будем опираться в ребенке на его врожденное, сущностное право выбора, тем более зрелую личность мы воспитаем. Это право ему нужно вручать в той мере, в какой в нем пробуждается сознание. Поэтому и с дочерью мне надо было действовать так же, давая ей возможность выбора и принятия ответственности на себя.

Я сразу оговорюсь, чтобы меня не закидали гнилыми помидорами. Речь не идет о ситуациях экстраординарных, ситуациях жизни и смерти. Препираться с годовалым ребенком на тему – дать ему выбор засунуть пальцы в розетку или нет – преступно. Потворствовать более взрослому ребенку, когда у него уже сформировалась разрушающая его зависимость от чего-либо – гаджетов, плохой компании и т.п. – преступно. В этих ситуациях могут быть оправданы категоричные меры.
У меня не было такой ситуации. Я никогда не давала детям гаджеты в безвозмездное пользование на сто лет. Впервые в жизни мой сын получил электронную игрушку в руки года в три. Он видел примеры того, как страсть к гаджетам поработила некоторых знакомых ему взрослых людей. Он осознавал, что сутками сидеть в них нельзя. И ко всему этому в нем – зрелому и уже почти взрослому — мне нужно было обратиться, когда у меня возникла идея освободить наши вечера от электронных игрушек.
Осознав все это, я решила действовать следующим образом. Я сказала сыну: давай с сегодняшнего вечера мы будем действовать так: в восемь вечера Я сдам свой гаджет подоконнику. А ты решай сам – отложишь ты его или оставишь себе. Я не буду читать тебе нравоучений. Ты все прекрасно знаешь сам. Прими решение и скажи мне. А можешь и не говорить. Ты можешь отдать гаджет мне, если решишь отказаться от него, а можешь оставить у себя. Как тебе легче. Мало того, если тебе вдруг надо будет что-то посмотреть, ты можешь это сделать, а потом опять отложить.
Да, еще одно. Ты можешь принять решение отказаться только на один вечер, а на следующий день вернуться к прежней практике.
Так я и поступила. Каков был его выбор, я расскажу в следующий раз.

Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам