12 апреля 2020

Почему мир добр, даже если вам кажется, что это не так

Мы очень разные от рождения...
Почему мир добр, даже если вам кажется, что это не так
635

Автор: Адриана Имж, мама и психотерапевт, создатель группы "Ресурсная психология"



Мы очень разные от рождения — есть дети, которые очень ясно и понятно выражают свои намерения и желания, их родители уверены, что их ребенок счастлив, а они молодцы. А есть дети тревожные и стеснительные — они многого пугаются, с трудом привыкают к саду и новым людям, а есть дети раздражительные — им все не нравится, они легко переходят от улыбки к драме, а вот обратно — с приложением огромных усилий.

Такие же проблемы есть и у ряда взрослых: далеко не все мы можем понять, что такое близость, в чем смысл подарка и даже заметить, что нам помогли.

Во времена праздников легко увидеть различия: для кого-то почти любой подарок — радость, внимание и польза, другой человек видит смысл только в дорогих украшениях, а третьему можно дарить только из вишлиста, и то — риск «нарваться» остается, потому что цвет не тот или с оберткой не угадали. И нельзя сказать, кто прав — просто мы очень разные. И кому-то нужен курс на большее отстаивание границ и проявление неудовольствия, а другим полезно учиться распознавать ситуации поддержки и помощи.

Одновременно в сети существуют и те люди, кто пишет «у меня болит живот», получая сочувствующие смайлики, комментарии и какие-то мелкие предложения помощи, радуясь поддержке и тому, как вокруг хорошо и безопасно. И те, кто так никогда не сделает. Потому что смайлик для них не ценность, а сообщать о себе лишнюю информацию — порадовать врагов.

Именно такая уверенность зачастую приводит к тому, что люди плохо реагируют на тексты с описанием любых болезней — неважно, физических или ментальных. Они не замечают, как растет толерантность общества: оно уже приняло матерей-одиночек, жертв домашнего и сексуального насилия, научилось поддерживать и реабилитировать детей с особенностями, больше распознает, лечит и — конечно — поддерживает людей с временными и постоянными ментальными трудностями — от депрессии до аутизма. Есть множество фондов и благотворительных организаций, работающих на то, чтобы человек, столкнувшийся с проблемой, знал, куда идти. Конечно, социальная программа не равна теплому отношению всех, совсем всех.

Но на самом деле если увидеть, что когда-то NHS в Англии была представлена двумя людьми (памятник доктору Солтеру и его жене — активистке Аде Солтер стоит на южной набережной Темзы в Лондоне), а сейчас растянута на всю страну, — рост помощи не заметить невозможно.

Но есть и более печальные истории: при ряде особенностей, таких как низкая эмпатия, депрессия, приступы раздражительности или даже гнева при некоторых ментальных расстройствах, низкий уровень доверия, в некоторых случаях даже очевидную ситуацию помощи и счастья человек интерпретирует как нечто совершенно иное.

Например, в фильме «Временные трудности», где сценаристы, пытаясь добавить драмы, создали идеальный пример «controlling angry man» — контролирующего семейного насильника — отец мальчика с ДЦП на церемонии награждения ребенка, за отличную учебу получившего поездку в Артек, явно не понимает, чему тут радоваться: избалуют пацана. Хотя на самом деле это важный день, поддержка мотивации ребенка, к тому же жизнь в постоянном недовольстве близкого — это ад.

Матушка Готтель в мультике «Рапунцель», показывающая классическую нарциссическую мать, совершенно не замечающую, как девушка за ней ухаживает — подталкивает скамеечку, усаживает, гладит. Она завела эту девочку лишь ради одного — вечная молодость. Все остальное ей безразлично.

Ну и наверняка вы встречались с совершенно реальными людьми, которые говорят: «У меня сломалась плита, я не знаю, как жить» — и кто-то тут же бросается на амбразуры, находит работающую, поднимает друга с машиной, привозит, подключает, возвращается домой и видит текст от виновника торжества: «Почему мне никто не помогает? Все приходится делать самому!». Потому что человек попросту не заметил помощь, или его внутренняя боль и неустроенность так сильны, что ему кажется, что хорошо — это когда все, совсем все исправилось. А одной плиты для этого не достаточно.

Именно поэтому важно не только помнить, что в мире есть не только зло, но и добро, но и учиться распознавать второе — к сожалению, это не всегда является навыком по умолчанию.