18 декабря 2018

Про Глафиру Семеновну и прочие мотиваторы

Все дети дома сидят в компьютерах, а этот спортсмен!
Про Глафиру Семеновну и прочие мотиваторы
1714
текст

Лёля Тарасевич/Instagram, психолог и мама


Полтора года назад я только ставила Матвея на лыжи, а он никак не ставился,  только вихлял толстым от зимнего комбеза задом, раскидывал руки и норовил выколоть мне глаз палкой. Жаловался на неудобные арендованные ботинки не по размеру, слишком холодный ветер, слишком горячий чай, неправильную лыжню, которая его «падает», и вообще всячески страдал.

Я делала вид, что не замечаю неудовольствия, радостно оповещала его о том, что впереди прекрасный лыжный день, и снова тащила в лес. Матвей делал еще более несчастное лицо, чтобы мать, наконец-то, рассмотрела эмоцию, но мать-то и не мать вовсе, а сволочь редкостная, ничего не замечала и только пританцовывала в радостном предвкушении.

Ребенку-то неведомо, что мать вообще-то всё видит, слышит и чувствует, сама мечтает лежать комочком под одеялом и читать книжки. Мать-то, оказывается, не сволочь, а просто актриса. Талант, можно сказать.

Короче в один из таких живописных вечеров продвигаемся мы по лыжне в парке, и уже выход даже виден и конец ребенкиным мучениям. Матвей бодро схватился за палки и почесал в направлении машины. И тут догнала нас бабушка (ну вы поняли, да, с какой скоростью мы тогда умели чесать, что нас даже инфарктники делали на поворотах). Бабушка ладненькая такая, деловая, идёт, палочками отталкивается и попой виляет не хуже моего шалопая.

— Ох, какой молодец, а! – вдруг оглашает вечерний лес наша попутчица, — Все дети дома сидят в компьютерах, а этот спортсмен! Вот это сила воли! Вот это стремление! А сколько вам?

— Четыре, — срочно начинаю я гордиться кровиночкой.

— Такой малыш, а так здорово уже управляется с лыжами! Первый раз такое вижу!

— С половиной, — вставляет Матвей осторожно, а то вдруг, если с половиной, то это уже не так похвально.

— С половиной? – переспрашивает бабушка и продолжает сыпать эпитетами прямо мне в душу, — Умница! Богатырь! Настоящий мужчина!

Мы с бабушкой еще поболтали, узнали, что она бывшая спортсменка, лыжница, что ей уже почти 80, собирается умирать здесь, в парке, в движении, потому что без движения себя и не представляет. Забавная такая, Глафира Семёновна. Баба Глаша… Душевная очень.

Распрощались мы с ней, наказав про смерть пока не думать и заверив, что она еще ого-го, и поехали к машине.

— Мам, — затормозил сын, — а давай еще кружок, а?

Палки перехватил покрепче и заработал лыжами, да так слаженно, что я аж опешила. Пострадала в душе, что кровать с книжкой отложилась еще на час, и покорно засеменила за Матвеем.

Тот вечер стал поворотным в нашей лыжной теме. Больше я не слышала ни нытья, ни недовольства, даже в походных условиях, даже при температуре минус 20, даже после пяти часов пути.

— Вот как для ребенка оказалась важна чужая бабушка, а, — подумала я, усмехнулась детской впечатлительности и вскоре забыла Глафиру Семёновну.

***

А вчера пошла в фитнес. Я туда уже месяц носа не показывала, прикрываясь делами, заботами и наступившим летом. А тут дома отключили горячую воду на две недели, я уже начала чесаться и отковыривать грязь с шеи. Пора бы и вымыться, что ли.

А в фитнесе душ, а в душе горячая вода. А так как просто прийти помыться слишком палевно, договорилась с собой хотя бы поплавать в бассейне для отводу глаз.

Плаваю, значит, туда-сюда-обратно, брассом-кролем-баттерфляем, огибая старушек и красиво плещущихся барышень, вспоминаю своё плавательно-спортивное прошлое, поглядываю на часы, когда уже прилично будет сбежать в душевую. Уже можно? Ну да, вроде уже можно.

На бортик подтянулась, очки сняла, сижу отплевываюсь и грязь с шеи снова отковыриваю. А мимо плывет одна из тех бабушек, что я огибала, медленно так плывет, иногда смешно подрыгивая конечностями. На носу очки, только не плавательные, а обычные, с диоптриями, чтобы бортики различать и в людей не врезаться.

Бабуля равняется со мной и восхищенно цокает языком:

— Красиво плаваешь, как же красиво плаваешь! И быстро так, и без остановок, и техника какая! Вот молодец, вот умница, вот спортсменка!

Сижу, улыбаюсь бабушке смущенно, а сама в душе виляю хвостом. Хочется крикнуть:

— Ой, это вы еще не видели, как я под водой плаваю, и с ластами, и на спине умею. И кувырки в воде аж до десяти без остановки. Хотите покажу?

С трудом сдержалась, ей-богу. «Спасибо» брякнула и снова плюхнулась в бассейн. Ну а правда, чё я только полчаса поплавала? Силы есть, время есть, мне несложно, тем более если учесть, что плаваю я КРА-СИ-ВО… Мне так вооон та бабушка сказала.

И на следующей неделе тоже надо прийти. Может быть, даже два раза.

В общем, ничего не меняется от того, четыре тебе с половиной, или тридцать с хвостом. Мы все одинаково мотивируемся добрыми словами, восхищенными взглядами и вот такими щедро раздаваемыми «молодцами» от Глафиры Семёновны и прочих бабушек-мотиваторов.