3 декабря 2018

Троглодит

Троглодит
211

АВТОР: НАРИНЭ АБГАРЯН, ПИСАТЕЛЬ, ИСТОЧНИК

В МОСКВЕ КНИГИ НАРИНЭ МОЖНО КУПИТЬ: В КНИЖНОМ МАГАЗИНЕ «МОСКВА» / В МОСКОВСКОМ ДОМЕ КНИГИ / В «БИБЛИО-ГЛОБУСЕ» НА МЯСНИЦКОЙСША: ЗДЕСЬ ВЕЛИКОБРИТАНИЯ: КНИЖНЫЙ МАГАЗИН «РУССКИЙ МИР» УКРАИНА: КНИГОГРАД И БУКШОП БЕЛАРУСЬ: OZ.BY ИМЕЕТСЯ В НАЛИЧИИ В СЛЕДУЮЩИХ ИНТЕРНЕТ-МАГАЗИНАХ: WWW.OZON.RU / WWW.LABIRINT.RU ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ И АУДИОКНИГИ ЗДЕСЬ

ФОТОГРАФИЯ НАТАЛЬЯ ЧИНГИНА WWW.MI-VOLSHEBNIKI.RU

Быстренько расскажу историю из детства — недавно с сестрой вспомнили, очень смеялись. Мне было восемь, Каринке шесть, а нашей подруге Ляле — семь. Лето, горы, солнечный ветер, окрашенные хной ладошки, бесконечные дни счастливой беготни.

Наша семья уже построила крохотный дачный домик, а родители Ляли пока раздумывали над этим, но регулярно, по выходным, выезжали к нам. Дни они приводили у нас, а ночевали в палатке, которую разбили за домом.

Одним ранним утром в окно поскреблась Ляля.

— Чего тебе? — высунулась я к ней.

У Ляли было такое выражение лица, что я сразу же растолкала Каринку. У этой Маркарьян, говорю, снова что-то стряслось.

Мы быстро оделись и вылезли в окно.

— Пойдём, покажу чего! — таинственным шёпотом сообщила Ляля и припустила галопом к палатке. Мы с Каринкой, не задавая лишних вопросов, побежали за ней. И правда, чего время на расспросы терять, когда сам сейчас всё увидишь? У входа в палатку наша подруга резко затормозила, обернулась и приложила палец к губам. Мы, чудом не врезавшись в неё, тоже притормозили и задержали на всякий случай дыхание. Ляля торжественно отодвинула шторку и жестами велела заглянуть внутрь.

Мы заглянули, но ничего интересного в палатке не увидели: Лялина мама тётя Метаксия спала, свернувшись калачиком, Лялин папа дядя Валод храпел ей в затылок бензопилой.

— И чего мы должны были увидеть? — сердитым шёпотом полюбопытствовала Каринка.

Ляля разочарованно выдохнула.

— Эх, опоздали, папа повернулся набок. Когда я проснулась, он лежал на спине, раскинув руки. Трусы задрались и открылся его пупулик. Я сначала хорошенечко его рассмотрела, а потом прибежала за вами, чтобы вы тоже на него посмотрели.

Мы подождали еще немного, в надежде, что дядя Валод повернётся выгодным ракурсом, давая нам тоже возможность рассмотреть свой пупулик. Но дядя Валод и не думал этого делать, лежал себе на боку и наращивал децибелы. Пришлось уходить, несолоно хлебавши.

В качестве сатисфакции мы выкрали из папиного бардачка сигареты «Арин-Берд», спрятались за малинником и выкурили их, глядя затуманенным взором в утренние дали. От дыма першило в горле и мутило. Мы легли на влажную траву и раскинули руки. Сразу стало легче.

— А как он хоть выглядел, этот пупулик? — как бы между прочим спросила я.

Ляля долго и напряжённо молчала.

— Ну такой, — наконец выговорила она, — красный и весь-весь в мурашках.

Мы потом с дядей Валодом целое лето не здоровались. И вообще делали вид, что его не существует. А с тётей Метаксией наоборот, здоровались по сто раз на дню. И очень её жалели. Еще бы, бедная женщина, с таким троглодитом жить!