С двухлеткой в Поднебесную
текст
Дарья Пройдакова

Автор: Дарья Пройдакова

ФОТОГРАФИЯ: IRMINA WALCZAK

Через сорок минут мы привычно усядемся в мягкие кресла старого «Боинга», и будем держать путь в холодную осеннюю Москву. Уже завтра наше путешествие на юго-запад Китая станет семейной историей, а сейчас, пока не утихли шумные голоса китайских товарищей, пока в воздухе еще витает аромат пряностей и вяленой рыбы, а бескомпромиссный двухлетка мирно посапывает на соседнем кресле, самое время поделиться впечатлениями об этом путешествии.

Путешествия с ребенком – привычный образ жизни нашей семьи. Нам нравится путешествовать всем вместе, ведь завтра сын повзрослеет и будет уже совершенно другим, а потом вырастет и захочет поехать в лагерь с друзьями, а не тащиться с предками через полмира.  Так и живем. В моменте.

Итак, с чем мы столкнулись, путешествуя с двухлетним ребенком по Поднебесной.

Без сомнения, самой большой сложностью было накормить маленького привереду. Когда мы бронировали апартаменты, то ожидали увидеть кухню, но по приезду оказалось, что ее просто нет, точнее, в планировке она есть, но в реальности на ее месте большая ванная комната. И это, надо сказать, обыденная ситуация в Китае: картинка одна, реальность совсем другая. Это повсеместно. Ты заказываешь в ресторане манго-шейк, и уже чувствуешь его медовый солнечный вкус во рту, а официант, с милой улыбкой на губах, приносит невкусное мороженное с химическим ароматом манго. Хотя в меню картинка именно манго-шейка. А когда ты настойчиво требуешь объяснений, то китайцы тебя просто перестают понимать. Они даже специально слово придумали «差不多» или «чабудо», что можно перевести на русский язык как «и так сойдет!», «пойдет», «без разницы».

С кухней не сложилось… Гречка, овсянка, макароны, рис сиротливо лежали несколько дней на дне чемодана. Позже мы приловчились замачивать, а затем варить гречку в электрочайнике, но так как сливочное масло здесь скорее редкость, сын не всегда оценивал нашу изобретательность. Апогеем было то, как Ярославу попался пакет с молотой овсянкой, и пока мама с папой бурно обсуждали что-то, по его мнению, не важное, он решил сделать небольшую песочницу. Сын высыпал содержимое пакета на ковер, а мы ведь только договорились о разовом пользовании отельной кухней, хотелось порадовать его любимыми овсяными блинами.

В конечном итоге, мы спасались пакетированным молоком, которое здесь продаётся на каждом углу, рисом, который есть в каждом ресторане, и пока жили в городе Лицзян — оладьями из «Starbucks» и  супом а-ля минестроне из «Pizza Hut» . Большой удачей, которая нам улыбнулась только один раз, был суп с куриными тефтелями и паровыми овощами – единственный день, когда я была уверена, что ребенок полноценно поужинал. Остальная еда в Китае, как правило, с огромным количеством специй или просто непривычная для ребёнка. Признаться, я всегда с ужасом ждала момента, когда Ярослав неожиданно сообщал, что он голоден. Хотя вроде как ел час назад.

Второй особенностью этого путешествия  было чрезмерное внимание к ребёнку со стороны местных жителей. На улицах с ним всегда хотели сфотографироваться, прикоснуться, привлечь внимание, а учитывая, что сын — парень серьёзный и совершенно не принимает чужих людей, все это вызывало бурю негодования. В особенно острые моменты приходилось физически отталкивать китайского товарища от ребёнка. Сын научился гневно отмахиваться от них ручкой и делать негодующее лицо, впрочем, китайцы думали, что он им машет в знак приветствия и приходили в дикий восторг. Растекались в улыбке и пытались угостить сладостями, которые он терпеть не может. А я была вынуждена научиться китайским матерным словам — это единственное, что гарантированно работало.

Ещё одним моментом было то, что в Китае совершенно нет особого отношения к маленьким детям. В метро тебе не уступят место, даже если ты стоишь со спящим ребёнком на руках, стряхивая пот со лба. В людных местах малыша могут запросто толкнуть, выбить машинку, сжатую в маленькой потной ладошке, и, не обращая внимания, идти дальше. Детское меню в ресторане и детский стульчик – величайшая редкость. И в то же самое время, в туалетах возле туристических достопримечательностей есть детские унитазы, раковины и писсуары.

Но все это перекрывает радость от того, что ты можешь разделить эмоции от  путешествия со своим малышом, видеть восторг или негодование в его маленьких глазках, а иногда отпустить ситуацию и просто идти, куда хочет он, а не куда нужно взрослым. А приводил он нас в совершенно удивительные места. Завтра он будет уже совершенно другим, а сегодня он именно такой, ему именно 2 года и 3 месяца, и мы счастливы, что мы все вместе проделали этот путь.

Вот и объявили наш рейс. Нам пора. Окончание одного путешествия – это всегда начала следующего. До новых встреч.