16 ноября 2018

Старший брат

Старший брат
165

АВТОР: НАТАЛЬЯ ИГНАТЬЕВА, МАМА ДВУХ МАЛЬЧИШЕК, ПСИХОЛОГ, ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПЕВТ

ФОТОГРАФИЯ: ЕЛЕНА ЛИТВИНОВА, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР ЖУРНАЛА «НАШИ ДЕТИ»/ИНСТАГРАМ

Застываю и понимаю, как сквозь звенящую тишину поднимается волнение. Тишина в доме с детьми – событие редкое и от того — немного тревожное. Еще секунда, и я тихонько иду в комнату, где находятся двое моих детей: Мирон четырех лет и двухмесячный Савелий. Подкрадываюсь на носочках и заглядываю за дверь.

Мирон склонился над креслом-переноской, в которой послушно лежит Савелий, и что-то бормочет брату. Прислушиваюсь.

— Сава, Савушка наш! Ты наш крошка, малыш наш. Ты хоть понимаешь, что ты в семью родился? Понимаешь как тебе повезло, что у тебя уже есть старший брат?…

И правда, очень повезло! Здорово, когда есть любящие родители, и кроме них есть еще в мире родной человек.

Удивительно, в тех редких воспоминаниях из моего детства примерно до восьмилетнего возраста, которое я практически не помню, большинство событий связано с моим старшим братом. Я почти не помню себя, зато я помню его.

Он побуждал меня к самостоятельности, когда не хотел брать меня с собой на прогулку, потому что: «Эта опять будет за мной везде ходить!»

Он давал мне чувство безопасности, когда в начальной школе сказал мальчишкам из моего класса, что если они меня обидят, будут иметь дело с ним.

Он учил меня держать слово, когда обещал и рассказывал маме, что мы с дворовыми ребятами лазили на крышу нашей хрущевской пятиэтажки, ведь это очень опасно.

Он приучал меня к музыке. Недавно оказалось, что я знаю много песен Цоя, хотя специально его никогда не слушала.

Он показывал пример дружбы, и теперь я знаю многих его друзей детства, мне легко и приятно с ними общаться.

И хоть сейчас мы живем в разных городах и очень редко видимся, я всегда помню, что у меня есть старший брат, которому можно просто позвонить и поговорить ни о чем. И станет теплее и немножко легче. Одно осознавание, что есть он и его семья, его дети, уже делает мою жизнь полнее.

— Мам, маааам! — вырывает меня Мирон из моих воспоминаний, — Нам бы еще девчонку, да?!