Уши
В человеческом ухе есть что-то нечеловеческое
фото
Екатерина Шуляк


В человеческом ухе есть что-то нечеловеческое. Инопланетное, словно это аксессуар производства некоего высшего разума, а не наша земная кустарщина.

Формы идеальны, как у ракушки, впору ожидать изнутри моря.

Все эти извилины и повороты необязательны и излишни, что делает ухо произведением искусства. Это лабиринт, по которому блуждает слово.

О, если бы ухо могло говорить, у него наверняка получилось бы лучше рта.

Там неподалеку мозг, и он дышит, как спящий зверь в берлоге.

Когда разглядываешь человека, начиная с его уха (а вы попробуйте) и затем следуешь взглядом дальше, то надеешься встретить нечто чудесное, как минимум, божество. А встречаешь вот это вот, обычное наше лицо, хорошо еще, если не в семь утра. От божества у нас остались только уши, а мы, неразумные, прячем их под волосами и шапками.

Ухо на своем месте только в одном случае — у детей. Они конгениальны, ребенок и его ухо. Точнее, ухо и его ребенок. Ведь я верю, что сотворение человека началось именно с уха.