29 октября 2020

Ой, боюсь!

«Ой» — вредное междометие...
Ой, боюсь!
685

Автор: Женя Асеева, мама дочек-погодок, писатель, автор сказок про крошку-Понарошку/ Instagram


Я ойкающая мама. Психологи говорят, что «ой» — вредное междометие, но мои почему-то всегда ржут, когда слышат, наверно, дело в интонации. Вчера ойки натолкнули меня на вопрос: как не передать свой страх детям, и при этом, «научить» ему?

В порядке размышления, поделюсь с вами двумя историями.

История 1 «Качели»

Как-то в 5 лет меня догнали качели. Все прыгали, а я долго боялась. Потом тоже прыгнула, а отойти забыла, получив мощный подзатыльник. И вот иду я домой, кровь ручейком течет из моей головы (история очень врезалась в память). И чувствую я цепенящий страх, мне кажется, что я умираю. И вот мама открывает дверь. Я в ужасе смотрю на нее. И… страх уходит. Потому что она не подает мне совершенно никаких сигналов, что случилось что-то ужасное. С шутками про «голова обвязана, кровь на рукаве» (то еще чувство юмора у анестезиологов), мы смываем кровь, забинтовываем рану, а потом мама печет пирог. Истории маминого бесстрашия сопровождают меня все детство. Я пребываю в блаженной уверенности, что мама ничегошеньки не боится, страх ей неведом. Это потом я узнаю, чего ей стоило тогда не транслировать мне охватывающий ее ужас.

Тактика не показывать страх – идеальна для экстремальных ситуаций (спасибо маме за эту науку), но у нее есть и скрытые побочные эффекты. Мне очень хотелось стать такой же бесстрашной, как мама, поэтому я свои страхи игнорировала. Самым страшным для меня было прослыть трусихой. И вот –дцать лет спустя, оказывается, что загнанные вглубь себя и непризнанные страхи все равно вылезают наружу и порой в самый неподходящий момент.

История 2: «Море»

Я панически боюсь акул. Но при этом очень люблю море. Получается, как в анекдоте про мышей, которые «плакали, кололись, но продолжали есть кактус». И вот приезжаем мы с малышками на море. И на первой же попытке заплыва Ева мне сообщает, что боится. А что я? Я ее понимаю, как никто. И соврать язык не поворачивается. Лихорадочно перебираю утешительные варианты, а потом вдруг (очевидно от паники) признаю, что и мне страшно и предлагаю бояться вместе. Все это происходит молниеносно. Я даже не успеваю подумать про антипедагогичность такого метода. И вдруг шок! Ребенок соглашается идти в море, чтобы бояться там вместе со мной. И мы идем, самозабвенно боясь и мимоходом отмечая, какое море страшно красивое, ужасно мокрое и жутко волнистое. А через неделю мой ребенок заявляет, что «пошья ныять» сама и резво бежит в сторону моря. А я… я продолжаю бояться, но уже молча, как мама учила.

Так что, оказывается, иногда признать наличие страха и дать себе на него разрешение – это путь к победе. После этого озарения я написала сказку «Понарошку и Ойбоюсь».

Уверена, что и у вас найдется пара тройка таких историй про страхи.

И еще дисклеймер: конечно же, все вышеописанное, только мой личный опыт. Я вовсе не утверждаю, что это работает со всеми страхами и, тем более, с фобиями.