22 октября 2018

Греческая педагогика

Греческая педагогика
190

АВТОР: ЕКАТЕРИНА ФЕДОРОВА

ФОТОГРАФИЯ: ЕВГЕНИЯ ВАЛЛА

О том, как работает греческая педагогика в быту. (Спойлер – убедительно).

Дедушка, застукав меня на балконе с сигаретой, вытаращил глаза, но – промолчал. Через неделю на совместном воскресном обеде невзначай затеял разговор о вреде табакокурения – ничего личного, так, побасенка без императивов, сказанная по-византийски, в подветренную сторону.

– Ты не в курсе, а я ведь тоже курил, Катерина… Заболел, значит, я однажды, прихожу к доктору (очень, кстати, был хороший врач! Высококлассный специалист своего дела!), а он мне:

– Ты куришь? Немедленно бросай!

Я ему:

– Доктор! Но вы же сами курите! Причем одну за другой!

– Так я от этого и умру, друг мой…

– Понятно, – говорю дедушке. – И что же было дальше?

Дедушка отодвигает тарелку, насыщает тяжелым вздохом паузу.

– Катерина, ты не поверишь, но он действительно умер… преждевременно… через двадцать лет.

У бабушки Нефели в жизни коренной поворот. Внук Лукас уехал из Афин: поступил в Критский университет на физику.

– Как теперь будет справляться Нефели? Жила со внуком рядом. Каждый день готовила и относила Лукасу обед. Теперь, наверное, ей будет грустно и одиноко? – волнуюсь я.

– Ничего не изменилось, – пожимает плечами дочь Нефели, Афина. – Теперь мама будет печь его любимый пирог с сыром и отправлять его паромом. Есть такая услуга. Называется – «без сопровождения».

– Неужели так можно?

– Конечно. Крит – это еще что. У меня тетка двоюродному брату в Румынию, когда он там учился, отсылала мусаку и пастицио. Противнями.

– Но как?

– Да очень просто! Курьером! Все бабушки так делают!

В нашу скучную семейную жизнь, обезжиренную компромиссами и пофигизмом, внезапно ворвались новости мировой политики. Попросила мужа вынести мусор. Он давай отнекиваться, у нас де, у греков, не принято вечером выбрасывать, потерпи до утра, сама и выкинешь.

– Забудь о приметах. Мы ведь одной веры, братцы, – убеждаю, – православные! Должны помогать друг другу!

– Извини, дорогая, не могу. – ласково, но твердо отвечает муж. – У нас сейчас схизма.