О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Уроки чеченского. Из дневника Полины Жеребцовой

АВТОР: ПОЛИНА ЖЕРЕБЦОВА, ПИСАТЕЛЬ И ЖУРНАЛИСТ, ЛАУРЕАТ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПРЕМИИ ИМ. ЯНУША КОРЧАКА, ФИНАЛИСТ ПРЕМИИ ИМ. АНДРЕЯ САХАРОВА «ЗА ЖУРНАЛИСТИКУ КАК ПОСТУПОК»

Дорогие друзья! Сегодня мы рады сообщить вам о выходе новой книги Полины Жеребцовой «Муравей в стеклянной банке«. Это переиздание документального Чеченского Дневника 1994-2004гг — Книга-документ о чеченской войне.

17.04. 1998 год.

Сильный ветер за окнами, пыль.

Пришла ко мне сейчас баба Тося и поругала. Оказывается, тетя Аля и Эрик приехали. Стучали мне в дверь, а я им не открыла.

Я действительно слышала стук, но не подошла к двери. Нам часто стучат в дверь и орут ругательства незнакомые люди. Они злые из-за войны и ненавидят всех, у кого русское имя. Стараюсь не подходить к двери.

Но оказалось, баба Тося оставила у нас ключ от своей квартиры и поэтому так кричала. Мама ушла, а я и не знала про ключ.

Сделают меня таки козлом отпущения, как пел Высоцкий.

Я сказала бабе Тосе, что спала. Не услышала. На самом деле, мне просто страшно было подойти к двери.

Мне снился сон о чертежах межгалактических кораблей. Кто-то во сне мне объяснял, что, если построить корабль круглой формы, он будет быстрее перемещаться в пространстве на семьдесят световых лет.

П.

19.04. 1998 год.

Сегодня христианская Пасха.

Мама торговала на рынке. Я делала уроки. Вечером пошли к бабе Тосе. Я увидела тетю Алю и Эрика! Мы говорили обо всем. Я набралась храбрости и притащила свой поломанный магнитофон Эрику, чтобы он починил его.

Узнав о том, что мама и отчим намереваются отдать меня замуж, тетя Аля сказала, что это — бред. А Эрик возмутился:

— Вы что?! Он поиграет с ней и вышвырнет как котенка! Как можно? Ей нужно учиться! Закончить институт!

Этим Эрик сразу приобрел в моих глазах образ настоящего героя.

Еще я запомнила замечательную поговорку: «Загадывая желание, подумай: а вдруг оно сбудется?»

20.04. 1998 год.

С утра шел дождь.

Мальчик Ислам притащил собачку. Маленькую. В коробке. Куда нам собачку? У нас уже коту перерезали горло. Ислам упрашивал маму собачку спрятать, но мама не согласилась. Сказала:

— Возьми ее себе! У вас частный дом, есть двор!

Ислам сделал вид, что ушел. А мы открыли дверь через некоторое время, а собачка пищит в коробке. Не знаем, что теперь делать.

21.04. 1998 год.

Были у тети Али. Она шутила, моя мама, как всегда, со всеми спорила, бабушка Тося смеялась. Эрик слушал то музыку, то нас.

Он разобрал мой магнитофон. Сказал, ремонту такое не подлежит. Это ерунда, я сама его починю. Взяла у Акбара паяльник. Найду, где соединить провода.

24.04. 1998 год.

Эрик уезжает завтра. Он прибыл в Чечню ненадолго. Мы почти не общаемся.

Сегодня в школе произошло вот что: в конце учебного года в наш седьмой «А» пришла девочка в парандже. Она ни с кем не стала разговаривать. Молча села за последнюю парту. Банда Лурье-Львицы к ней повязалась-повязалась и перестала.

У нее коричневый рюкзак с книжками и паранджа черная. Паранджа так отстегивается, что лицо видно, а потом она опять закрывается, и видны только глаза!

У нас в классе скромно одеваются Касси, Тина, Сета и я. Платки и длинные юбки. Остальные наряжаются и даже некоторые из банды Лурье-Львицы, носят мини-юбки и красятся!

В парандже впервые кто-то пожаловал.

Поля

27.04. 1998 год.

Сегодня пошли после уроков гулять. Я, Тина и Касси.

Ходили, стихи читали друг другу. Идем обратно мимо школьного забора, и я вижу — что-то неладное творится на поляне. Старшеклассники и банда Лурье-Львицы окружили нашу новенькую в парандже. Их человек пятнадцать, а она одна. Полукруг сужается, и вот-вот драка начнется.

Тут я поняла, что я ни на чьей стороне, кроме той, где кому-то нужна помощь. Не могу смотреть, как бьют.

— Пошли, — говорю. — Поможем ей!

— Что ты! Что ты! — попятились Касси и Тина. — Драться?! Пойдем отсюда быстрее, пока нас не заметили. А то надают по шее о-го-го как!

И, пригнувшись, они быстро засеменили вдоль забора к домам. Я одна перелезла через школьный забор и побежала на поляну, успев на ходу подобрать огромную ветку с земли.

Новенькая стояла в парандже — видны были только глаза. На нее со всех сторон наступали десятиклассники с бандой Лурье-Львицы.

— Ваххабистка! Ваххабистка! — кричали они. — Покажи нам лицо! Мы сорвем с тебя эту тряпку! Ты ваххабистка! Мы тебе покажем! Ты не будешь ходить в нашей школе в парандже!

Окружающие размахивали кулаками, а Мила с Линдой даже камни успели взять в руки. Новенькая медленно пятилась, но ничего не говорила и лица не открывала.

Когда я подбежала, случился затор. Народ вроде как очнулся и окривел.

— Ты чего, Жеребец, здесь забыла? — вышла вперед остальных Лурье-Львица. — Это наши разборки! Уходи!

— Пошла вон! Убирайся отсюда, русская тварь! — завизжали ее служанки из банды.

Старшеклассники молчали.

— Вас много, а она одна. Это нечестно, — сказала я, размахивая веткой, чтобы не дать им подойти близко к себе. Новенькая оказалась за моей спиной. Мы медленно отступали к забору.

— Она сама за себя ответит! А тебя, русская гадина, мы прикопаем в канаве, — сказал уверенно десятиклассник и плюнул на мою туфлю.

Вроде как я должна была испугаться, но на меня будто что-то нашло. Будто в голове что-то взорвалось. Я остановилась и сказала:

— Вы можете меня убить. Да. Но я буду драться до последнего вздоха. Я не сойду с этого места и кинусь на первого, кто сделает шаг!

Махнула веткой перед их лицами. Ветка просвистела. Народ дрогнул и отшатнулся.

— Вам лучше убить меня. Потому что, если не убьете, я вас покалечу. Я проткну вам глаза и расцарапаю щеки. Нечего мне терять! Ничего у меня в жизни нет! Но я могу хоть ее защитить!

— Ты чокнутая! Сумасшедшая! Ты же даже имени ее не знаешь! — сказала Лурье-Львица, а потом отдала приказ своим: — Уходим отсюда. Жеребец взбесился!

Линда бросила камень. Но мимо.

— Вот наглая русская тварь! Чтоб ты сдохла! — заорали Яха и Тара, но покорно пошли за Лурье-Львицей.

Остальные пошли за ними. Старшеклассники посмотрели, что наши бандитки уходят, пожали плечами и тоже стали расходиться. Новенькая стояла в парандже и все так же молчала.

— Как тебя зовут? — спросила я по-русски.

Она не ответила. Я решила, что она не понимает по-русски.

— Ха це ху ю? — спросила я по-чеченски (Как тебя зовут?).

— Латифа, — ответила девочка.

— Почему не убежала? Тебе не было страшно?

— На все воля Аллаха, — сказала она.

«Вот кто сумасшедший», — подумала я и пояснила:

— Они могли тебя избить!

Она повторила:

— На все воля Аллаха.

И пошла к школьным воротам. А я осталась стоять столбом. Уже выходя из ворот, девочка обернулась и крикнула:

— Баркалла! (Спасибо!)

П.

02.05. 1998 год.

За бабой Тосей гоняются, чуть не убили ножом — еле увернулась. Из-за ее дома. Дом опять себе забрали какие-то чеченцы. Ехать бабе Тосе некуда. Эрика и Сашку еле пристроили у родных. Негде жить. Ни комнат, ни помощи власти не дают.

Баба Тося ночевала у хороших соседей-чеченцев. Они ее спрятали. Не дали убить.

Сейчас она ждет моего отчима Руслана. Он объявился. Опять поедет разбираться за бабу Тосю с теми, кто захватил ее жилье и имущество. С Русланом обещали пойти дети тети Марьям и Мансур.

Что думает тетя Аля? Уехала с детьми, а свою старую маму оставила. Ведь ее могут в любую минуту убить! Баба Тося плачет и трясется.

По поводу того мужика, что ломился и орал, удалось выяснить: оказалось, его прислала с маминой работы, из кафе, женщина Хадиджа. Это ее любовник.

По мнению некоторых, всех русских надо убивать, а квартиры себе забирать. Хадиджа настроила своего любовника против моей мамы. Мама узнала это от тети Марьям и тети Тамары. Пошла к Хадидже и устроила скандал. Сказала, что Руслана к ее детям пришлет. Пусть постучит в двери и попугает их.

Чеченцы Эдик и Арлет, хозяева кафе, мою маму поддержали и сказали, что всякие горные бараны понаехали и теперь всем нормальным людям житья нет.

Поля

Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам