Когда ребенок плачет...
Я испробовала метод и оценила его действенность...
текст

Педагог и руководитель фольклорного ансамбля АТИМР «На огородной слободе"

фото
Юлия Барская


Хоть я и зарекалась читать педагогические статьи с советами по воспитанию, но все равно, переодически они мне попадаются на глаза.

И иногда они бывают даже полезными. Вообще, я поняла, что успех статьи на 80% зависит от того, как вовремя эта статья попала человеку на глаза. В тот момент, когда он уже дошел до этой проблемы, статья будет полезной, а если эту проблему человек перерос (или наоборот не дорос), то она ему просто неинтересна будет. Но я отвлеклась.

Статья была про детский плач. Не обычное детское нытье, а плач, когда больно или страшно. Как на него реагировать маме. В статье было написаны конкретные действия. И вот недавно моя дочка разбила чашку и порезалась. Я испробовала метод и оценила его действенность. Делюсь им, вдруг для кого-то эта статья мимо прошла.

Итак, первым делом надо ребенка обнять. Молча. Без всяких там: «Куда ты вечно лезешь? Все дети, как дети, а ты…» Ребенку и так больно, зачем это говорить? Даже если он и правда сам виноват, сейчас этому не время.

Так что, молча обнимаем и даем выплакаться. Мозг ребенка и так перегружен случившимся, и надо дать ему время переработать стресс. Обнимаем и ласково гладим. Когда ребенок успокоится немного, можно начинать потихоньку спрашивать, что случилось. И опять без обвинений. Рассказать самой, что случилось, дать ребенку до конца пережить свой страх. Может он опять заплачет — хорошо, значит, страх ещё остался, даём ещё время на его переживание.

И только после этого, можно задать вопрос: «А что надо было сделать, что бы этого не случилось?» И послушать ответ. И деликатно навести на правильную мысль, если вдруг ребенок не знает. Хотя обычно они и сами все прекрасно знают.

Получается, за счёт того, что ребенку даётся время пережить свою боль и страх под защитой мамы, эта ситуация исчерпывает себя и забывается. Я довольно много раз проверяла этот метод на дочке, и ещё ни разу не было случая, чтобы она успокаивалась дольше 5 минут. А вот если я не сдержусь и поругаюсь, то точно гораздо дольше.

Самое сложное вначале — удержаться от всяких вредных слов. Кстати, вредные слова ведь тоже объясняются легко — нам страшно, что с ребенком могло что-то случиться. Ну и ещё мы таким образом снимаем с себя ответственность за случившиеся. Подсознательно, не специально. Мы не признаем, что сами не досмотрели, или даже то, что просто так иногда бывает, нет, нам надо доказать себе, что это ребенок виноват. Никогда под ноги не смотрит, например. И тогда наша совесть спокойна.

Не очень красиво выглядит, но это не осознается, это подсознательное действие. Хотя может, я и не права. Вообще, я далека от мысли, что все родители так делают, но вот у меня с этим бывают проблемы. И я контролирую себя насчёт этих вредностей.

А ещё, я только с появлением своего ребенка поняла, что большинство всяких падений, разбиваний и прочих хулиганств, связано с тем, что у них ещё недостаточно развита координация. Они не виноваты. Дочка не виновата, что разбила чашку. Она подвинула тарелку, а тарелка столкнула чашку со стола. Если бы она тарелку разбила, тогда ещё может быть. Она знает, что сбрасывать со стола нельзя. А вот просчитать, что тарелка толкнет чашку, она не может. Не по возрасту ей ещё думать об этом. Даже взрослые не всегда могут предугадать, к чему приведут их действия, а что можно требовать от детей?

Они не виноваты, что все время чего-то хотят и пробуют, а тело их подводит. Они не неуклюжие, а просто учатся. С завидным упорством, надо сказать.

Чем старше становишься, тем меньше этого упорства остаётся. Я помню, что сама я очень часто говорила в детстве: » Я нечаянно», «Я не специально». И это правда так и было. И есть. Так получилось. Не совладала со своим телом. Но…

Хоть это и правда, но не всегда это работало. Ведь все помнят ответ — «За нечаянно бьют отчаянно?»

Так что, желаю себе и всем, кому надо, терпения к детским неловкостям и непробиваемого спокойствия!