О нас Стать автором Связаться с нами Реклама на сайте

Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Волшебное слово (Отрывок из сказки «Девочка и Кхе-Кхе»)

АВТОР: АЛЕКСАНДР НАУМОВ, АВТОР КНИГ «ПАПА, ПАПОЧКА, ПАПУЛЯ» И «ПАПИНА ШКОЛА«

ФОТОГРАФИЯ: ЛЕНА КАПЛЕВСКА

Вы уже знакомы с творчеством Александра Наумова, мы неоднократно публиковали его тексты и отрывки из книг. Сегодня Александр решил поделиться с нами своей новой сказкой — «Девочка и Кхе-Кхе». Мы публикуем главу, которая называется «Волшебное слово». Книга не опубликована, если вам понравился отрывок, то вы можете поддержать автора и его проект, сделав предзаказ по этой ссылке.

Глава 1. «Волшебное слово»

— Зайка моя, я уже иду, — произнесла мама и тут же подумала:

«Странно, почему в ванной так тихо. Может, что-то случилось?!  Оставила её с папой несколько минут назад, пошла заправлять и готовить её постельку ко сну, и вдруг — такая непредсказуемая тишина. Я могла ожидать от моей девочки чего угодно: смеха, крика, слез, но тишина – совсем не подружка моей малышки. Хотя уже и не малышка, второй класс, но всё же, почему так тихо».

Её дочка очень любила, накупавшись, хлопнуться в мягкую чистенькую постель. К тому же, сегодня её ждала самая любимая простыня цвета малинового зефира и пододеяльник ярко малинового варенья.  Девочка обожала малину во всех её проявлениях, и всё, более менее розового оттенка, было для неё малиновым. Менялись только воображаемые продукты из этой ягоды: варенье, мороженое, печенье, жевательная резинка.

И вот последней штрих лег на кровать в виде взбитой подушки с наволочкой, конечно же, малинового цвета, и мама устремилась в ванную.

— Милая, я готова тебя помыть, — она сказала это специально очень громко, потому что знала, что слово «помыть» — будто лакмусовая бумажка для её ребенка. Как только девочка слышала «помыть», так сразу начинала кричать: «Нет, только не это, только не сейчас, я ещё не наигралась с моими любимыми куклами, они ещё не наплавались и так далее».

Но вот что было странно, даже когда она сказала про «помыть» и сказала это громко, в ответ всё равно звучала тишина. Её сердце начало биться сильнее и это был, пожалуй, единственный шум, нарушавший царившее здесь безмолвие. Дверь она уже не то что открывала, а просто распахивала на ходу. И в тот момент, когда локон её волос, подхваченный потоком воздуха, первым ворвался в пространство, гордо носившее название «ванная»,  ей навстречу понеслись приятные уху голоса.

— Ну, давай!

— Дуй скорее!

И вместе с этим призывом её окатило вихрем из пушистого пенного снега.

— Ещё!

— Давай я!

И снег с запахом мороженого окутал её с ног до головы.

— Ну что вы творите? – сказала мама. — Я, между прочим, очень волновалась!

— Почему? Почему? – пронеслось ей в ответ дважды это слово и две пары глаз, застывшие в моменте ожидающего объяснения уставились на неё.

— Потому! Потому! – ответила мама словами-близнецами.

— Не, ну так не честно! – промолвила та, которую дожидалась малиновая постель.

— Дорогая, я согласен, так не честно, — а эти слова принадлежали тому, кто ещё совсем не догадывался, как ему сейчас достанется.

— Ты вообще молчи, пожалуйста, — как отрезала, произнесла она. — Я о чём тебя попросила?

— О чём? – улыбаясь, спросил ее тот, кто был  с бородой.

— Я попросила тебя побыть с дочкой в ванной, чтобы ей не было страшно тут одной, пока я подготовлю кровать, а ты что устроил?  В сговор вошёл, меня напугал и ещё смеешься!

— Дорогая, ну не обижайся, мы всего лишь хотели пошутить! – услышала она слова от того, кого любила всем сердцем.

— Мамуля, ну не злись, это же так прикольно — снег в мае. Такая жара на дворе, а мы устроили из шампуня со вкусом мороженого пенную зиму.

Она, конечно, не злилась и не обижалась, наоборот, каждый раз, когда дочка оставалась с отцом, она радовалась. Ей даже иногда казалось, что они слеплены из одного теста: так хорошо они друг друга понимали и так весело им всегда было вдвоём.

— Посмотри, а у нас здесь пингвины ходят, — сказала ей девочка, подмигивая.

— Что-то я не встречала!

— Так вот же он, — и дочка показал на папу.

— Ах, этот. Ну да, это еще тот пингвин, — засмеялась мама.

— «Ви-ви», – сказал папа в ответ и так прикольно, сложив руки по бокам,  начал шататься из стороны в сторону, переваливаясь с одной ноги на другую.

— Я смотрю, вы тут совсем забыли, что воскресенье  исчезает на глазах, как и ваша пена, впрочем, завтра кому-то в школу и давно уже пора ложиться спать.

— Что ты, мы это помним, — тут же нашлась девочка. — Просто нам так было весело с этой пеной, и мы придумывали,  что бы мы делали, если бы по-настоящему были пингвинами.

— И что  бы вы делали? — заинтересовалась мама.

— Ну вот, к примеру, папа  катался  бы с ледяных горок целый день, ел на завтрак, обед и ужин снег и был бы очень счастлив!

— Как интересно! — сказала мама, уставившись на папу.

— А я…

— А что бы ты? — с любопытством перебила мама дочку.

— А я  бы сильно-пресильно разогналась, упала бы на пузо, мне, кстати, не было бы больно, потому что я — мягкий пингвин, и вот на этом пузе я бы катилась по льдине далеко-далеко, пока не затормозила бы, а потому, довольная, свалилась бы в ледяную воду и плавала там столько, сколько захочу. Прямо под водой, задерживая дыхание.  – Вот так, — сказала она и в следующее мгновенье  ушла с головой под воду в ванне, а папа начал считать.  Когда цифра приблизилась к тридцати, мама снова занервничала.

— Дорогой, может хватит?!

— Милая, но мы же верим в нашу дочку, у неё все получится, она — настоящий пингвин «Чуча». Ты не представляешь, как она  забавно крутит попой под крики чаек.

И в этот момент из воды пошли пузырьки, а в след за ними появилась и «Чуча».

— Папа, так не честно! — Ты начал меня смешить, я бы дольше продержалась!

— Что ты говоришь, не может быть! — и отец сделал гримасу, которая то ли показывала его крайнее удивление, то ли была вторым лицом обезьяны — макаки.

— Ах, так! Получи! — и девочка начала так сильно хлопать по воде, что брызги полетели во все стороны, досталось всем, кто был рядом.

А рядом были мама и папа. И если  бы это мгновенье можно было  остановить и запечатлеть как картину, то потом её можно было бы показывать каждому, кто  хочет знать, как выглядит счастье. Ведь этот момент был самым настоящим его проявлением.

— Ну, всё, хватит! — засмеялась мама, которая уже с трудом находила на своём платье сухой участок ткани. — Я вся мокрая!

— А почему ты так на меня задумчиво смотришь? — остановив фонтан из брызг, спросила её девочка.

— Потому что вижу, как ты счастлива! — И хочу этот момент впечатать в свою память, побыть в твоем счастье еще чуть-чуть. Можно?

— Ну конечно, мамочка! А знаешь, что мне папсик сказал, пока мы здесь были вдвоём?

— Что?

— Он сказал мне несколько минут назад почти то же самое. Он сказал, что я смотрю на него глазами счастья.

— Я спросила его, это как? А он ответил, что видит, как в моих глазах искрятся разноцветные бабочки.

— Как поэтично! — обратилась мама к папе.

— А я ему знаешь, что ответила? — тут же продолжила девочка.

— Даже не догадываюсь!

— Я ему сказала: «Ну конечно, я так счастлива, потому что я — пингвин, который может целыми днями кататься на льду на пузе, нырять в воду, есть холодный снег и не бояться заболеть!»

— А он, знаешь, что он мне ответил?

— Даже предположить не могу! — сказала мама.

— А ты спроси его, — вдруг неожиданно предложила девочка.

— Хорошо. Дорогой, что ты ответил нашей доченьки?

— Это секрет!

— Папа, ну какие секреты могут быть от мамы?

— Вот именно!  Поподробнее можно? Какие секреты у тебя могут быть от меня?

— Ну, хорошо, я сдаюсь под натиском своих красавиц.  Я ответил нашей девочке, что счастье рядом с нами каждый день, и оно спрятано в самых простых мелочах: в наших улыбках, в наших объятиях, в наших добрых словах. Счастье – это возможность видеть, слышать, чувствовать и трогать все то, что нас окружает в данную минуту. И поэтому для того, чтобы быть счастливым не обязательно становиться пингвином, хотя  с ним счастье явно мягче и веселее. И он снова прижал руки к туловищу и зашатался из стороны в сторону как ходят пузатые пингвины, а затем стал утыкаться носом в маму и  говорить: «Ви-Ви».

— Дорогой, я люблю тебя!

— И я тебя сильно люблю, милая!

— Эй, а я? Я вообще-то тоже здесь!

— Радость наша, ну конечно мы тебя очень сильно любим, — сказала родители в один голос, будто сговорившись.

— А я вас, сильно-пресильно!

— Ну что, давай мыться, ведь тебя сегодня ждет твоя любимая малиновая постель.

— Ура!

— Ну что ж, я так понимаю, моя помощь уже не нужна, — и папа, подмигнув дочке, прикрыл дверь ванной.

— Мама, а я трусишка? — спросила девочка, готовясь ко сну и подминая подушку под себя, как она любила делать.

— Котеночек мой, ну…

— Ладно, не продолжай, я сама знаю: я – трусишка!

— Ну почему ты так решила? — все — таки продолжила мама.

— Ну, ты же сама просила папу побыть со мной в ванной, что мне не было страшно. И вообще, очень часто зовешь меня «зайка», а это, наверное, самое трусливое животное из тех, что я знаю.

— Милая, ещё есть страус, тот вообще голову прячет в песок, не желая ничего решать – вспомнила мама. — Я всегда думала:  вот так он спрячет очередной раз свою голову в песок, а ведь всё тело торчит, подходи и делай, что хочешь, к примеру, весь хвост выщипывай, пёрышко за перышком. А он ведь так и будет  стоять, уткнувшись в песок с голой попой.

— Уже слезу текут от смеха, — хохотала девочка.  – Ну, ты и придумала, голопопый страус. И всё же, мама, я — трусишка, я это знаю!

— А я знаю, что с каждым днём ты становишься всё смелее и смелее. И самое главное — я тебя люблю и трусишкой, и смелишкой!

— Мамуля, такого слова нет!

— Кто сказал?

— Ну, к примеру, моя учительница Тамара Ивановна тебе бы это подтвердила!

— Радость моя, передавай завтра  от меня «Привет» своему педагогу, она — очень образованная женщина.  И давай тогда придумаем это слово «смелишка» для нас, и пусть оно пополнит магический сундучок, из которого мы берём каждый вечер новое волшебное слово для тебя, чтобы ты могла сладко спать и видеть только цветные сны.

— Давай, — обрадовалась девочка. — Мама, как здорово, что у нас есть такая вечерняя традиция.  Мне часто бывает страшно перед сном, но когда ты говоришь мне волшебное слово, я его представляю и засыпаю. Мне так спокойно, уютно и  действительно сразу начинают сниться веселые и цветные сны, будто шарики мыльных пузырей.  А раньше, когда «волшебного слова» не было, то стоило заснуть, сначала тоже приходили цветные сны в виде мыльных пузырей. Но как  только я пыталась до них дотянуться и поймать, тут же приходили разные страшилы и лопали их, я плакала и просыпалась. Как же хорошо, что ты придумала это «волшебное слово»!

— Это не я, это ты его придумала.

— Я?

— Да, ты! — сказала мама. — Однажды ты посмотрела мультик и там был один страшный момент. Он тебя так сильно напугал, что ты боялась ложиться спать, поэтому попросила меня посидеть с тобой. В тот вечер ты  долго ворочалась, никак не засыпала и уже в полудреме меня попросила:

— Мама, скажи мне волшебное слово!

— Какое слово?- переспросила я удивлено.

— Волшебное: какое-нибудь доброе слово, я его представлю и сразу засну.

— Я тогда так удивилась и в то же время очень обрадовалась, поэтому включилась в игру сразу, долго не думая, выдала —  «радость». Ты улыбнулась, прошептала:  «РА — ДО-СТЬ» и сразу заснула. С тех пор у нас есть наша вечерняя традиция, наше «Волшебное слово».

— Ну, вот видишь, я — трусишка!

— Милая, страх кажется большим и пугающим, пока ты его не хочешь видеть и впускать в свою жизнь, но стоит его признать, посмотреть ему в лицо и сказать: «Страх, я знаю, ты пришел, чтобы меня защитить, но я и так в полной безопасности», и он сразу уйдет!

— Ага, а если не уйдёт, что я буду делать?

— А что ты делаешь обычно, когда тебе страшно?

— Я зажмуриваюсь и начинаю думать про плохое, всякие злые персонажи мне вспоминаются!

— А если представить что-то хорошее? — предложила мама.

— Я не могу, у меня знаешь, как глаза режет от страха!

— Не знаю! То, что от страха могут трястись руки и ноги —  знаю, а вот  что глаза режет… Это как?

— А вот так: будто куча ежиков бегает у тебя в глазах и колет своими иголками.

— Доченька, мне кажется, сейчас самое время пригласить наше «волшебное слово», ведь их  уже так много скопилось в нашем магическом сундучке, я сейчас там пошуршу и обязательно найду то, которое поможет тебе спокойно заснуть в полной безопасности.

— Только ты там сегодня новое найди какое-нибудь или то, что из трёх моих самых любимых.

Мама понимала, что сегодня необходимо действительно выбрать одно из трёх, потому что девочка была немного возбуждена вечерним разговором про страх.

— Ну, хорошо, устраивайся поудобнее в своей малиновой постельке, бери свою игрушку, а я начинаю искать.

— А когда найдёшь, посидишь со мной ещё чуть — чуть.

— Конечно — улыбнулась мама. – А массаж ножек сделать?

— Ещё спрашиваешь?!  Я обожаю, когда ты мне делаешь массаж перед сном, особенно когда щипаешь меня как гусь, у меня мурашки аж бегут по телу.

— Договорились, но сначала ищу слово!

— Только ты его долго не ищи, а то я уже так сильно спать хочу, — сказала девочка, сладко зевая.

— Нашла. Итак, сегодня волшебное слово – «РАДУГА»!

— Ура, радуга, я обожаю её! Мама, а откуда она берётся?

— Девочка моя, я не знаю точно, но помню нам в старших классах школы объясняли, что на небе происходит преломление солнечного света, который проходит сквозь капли дождя, и она появляется.

— Как то это скучно звучит. Незагадочно!

— Физика, мадам, знаете, наука к веселью отношение не имеющая, — немного возмутилась мама.

— А почему на радуге только определённые цвета, — сменила тему девочка. — Почему там, к примеру, нет моего любимого малинового цвета?  Вот почему там нет этого плохого чёрного цвета, я знаю, он такой страшный и злой, ему там не место. Я вообще бы его исключила, прогнала бы. А вот почему же там всё нет малинового? — мечтательно задумалась девочка. — Это несправедливо!

— Дорогая, а ты знаешь, что чёрный цвет непростой,  он таинственный?

— Вот ещё тайна, всё я про него знаю: тёмный и страшный, бяка настоящая!

— Этот цвет действительно на первый взгляд кажется таким, как ты его описала, при этом, когда ты подрастёшь и будешь в школе изучать ту самую физику, там тебе всё подробно расскажут про цвета. И ты узнаешь, что чёрный цвет может поглотить любой из других цветов.

— И даже мой любимый – малиновый? — с ужасом вскрикнула девочка!

— И даже твой малиновый! — ответила мама.

— Какой кошмар, он же его запачкает!

— Доченька, он его не может запачкать, потому что твой любимый малиновый, так же, как и синий, красный, зелёный, да и любой другой цвет, это часть белого цвета. Если ты возьмешь и смешаешь все краски радуги, то, как ты думаешь, какой цвет у тебя получится?

— Ну не знаю, наверное, серо-буро-малиновый!

— Нет, дорогая, получится белый. — А чёрный — это его противоположность, учёные вообще считают, что это отсутствие цвета как такового.  А стоит ли бояться того, чего нет?!

— Вот нет и хорошо! И вообще, мама, ну почему же так несправедливо, почему же на радуге нет малинового? – перевела беседу в приятное русло  девочка.

— Зайка моя, радуга — это творение природы.  А она (природа)  со мной, к сожалению, не советовалась, когда краски распределяла.

— Ну и зря! Если бы меня спросили, то там обязательно был бы малиновый цвет. Я как раз во сне с радугой об этом и поговорю.

— Передавай там всем цветам «Привет!», особенно малиновому.

— Договорились, — зевая, согласилась девочка.

— Знаешь, дочка, а у людей есть примета: если увидеть радугу – то это очень хороший знак, значит скоро в твоей жизни произойдет что-то очень доброе и радостное. А если увидеть двойную радугу, то это  всё ещё и усилится, но такой шанс встречается редко.

— Я во сне увижу обязательно двойную, — уверено заявила девочка.

— Я тебе этого искренне желаю.

— А ещё говорят, — продолжила мама, — если под радугой пробежать, то можно загадать любое желание, и оно обязательно сбудется!

— Прямо любое?

— Говорят так!

— А ты так делала? — взволновано спросила девочка маму.

— Нет, у меня ни разу не получалось, когда я видела радугу, она всё время была очень далеко. Иногда мне казалось, что ещё немного, и я её догоню, даже на машине как-то пыталась, но не вышло, она почему-то от меня всё время убегала! Может у тебя во сне получится пробежать под ней?

— Обязательно, мамочка, получится, я же верю в себя!  Помнишь, как мне папа всегда говорит: «Доченька у тебя всё всегда получается, мы в тебя верим!»

— Да, папа —  еще тот позитивчик! Я люблю тебя, сладких тебе снов!

— И я вас с папой очень сильно люблю, иногда, когда вы уезжаете на несколько дней или недель, я так скучаю, так грущу.

— Милая, даже когда мы далеко, помни, что ты всегда в нашем сердце, мы о тебе постоянно думаем, ты — наше счастье!

Сквозь пелену сна, вязкую как сладкая вата, девочка ещё успела почувствовать мамин поцелуй на своей щёчке, вместе с «волшебным словом» он должен будет её охранять всю ночь. Обязательно, ведь так было всегда.

Мысли начинала  уже распадаться на слова, слова разлетались мелкими буквами в разные стороны, как-будто череда божьих коровок пролетала мимо. Девочке даже показалось, что среди обычных красных с черными точками, мимо неё пронеслась одна необыкновенная  фиолетовая божья коровка  с бирюзовыми горошинами на спине. Видимо, сон захватывал её окончательно, и всё, что ей оставалось сделать — это сдаться в его плен, а вдалеке уже начала появляться та самая радуга…

Вам понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!




Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам