22 августа 2018

Я же сто раз тебе говорила...

Я же сто раз тебе говорила...
309
текст

Мама Алинки и Ульянки, педагог и руководитель фольклорного ансамбля АТИМР «На огородной слободе"

АВТОР: ЮЛИЯ ЛАНЦЕВА, МАМА ДВУХЛЕТНЕЙ АЛИНКИ, ПЕДАГОГ И РУКОВОДИТЕЛЬ ФОЛЬКЛОРНОГО АНСАМБЛЯ АТИМР «НА ОГОРОДНОЙ СЛОБОДЕ»

ФОТОГРАФИЯ: KATERINA APEL

Знаете что? Я вот не люблю гулять с дочкой на детских площадках. Во-первых, у дочки период собственничества и каждая просьба дать кому-то ее игрушки заканчивается оглушительным воплем: «Мама, нее!» и готовностью защищать свое добро до последней капли крови, всеми способами. А во-вторых, потому что мне патологически «везёт» на родителей, чье поведение вызывает вопросы. Такие вопросы, которые лучше не задавать. Ведь на детских площадках хорошо видно отношение родителей к своим детям.

Точнее, не так. Не отношение, нет, оно-то наверное у большинства хорошее. (Верю и надеюсь). Не отношение, а действие. Одно общее действие у многих родителей, которое меня… расстраивает, злит, и что скрывать, просто бесит. Видимо, отзывается моя какая-то внутренняя детская травма.

У нашего, да и прошлого поколения внутри существует такая вшитая сломанная программа: когда наш ребенок падает, ударяется, из нас неконтролируемо вырывается: «Ну я же тебе говорила!!! Нельзя бегать, (прыгать, лазить, скакать)! Сколько можно повторять тебе одно и тоже??» Ох… Ну почему мы так говорим? Почему??? Разве мы не чувствуем, что ребенку плохо? Разве мы не понимаем, что он чувствует?

Во-первых, ему больно. Если он упал, значит чем-то, хоть чуть-чуть, но ударился. Во-вторых, ему страшно. Ведь если больно, то вдруг там что-то серьезное? Перелом, сотрясение, и как следствие, больница? В-третьих, и наверно это главное, ему обидно. Обидно, что он хотел что-то ловко сделать, попробовать новый трюк, куда-то залезть, сделать то, что раньше не делал, и не получилось. Он оказался неловким. Да даже если не хотел ничего пробовать, а упал на ровном месте, это ещё обиднее.

И вот в этот момент, когда все эти чувства смешиваются внутри, самый родной голос, добивает его, как бы насмехаясь: «Я же сто раз тебе говорила!»

И естественно, становится обиднее в миллион раз, потому что вместо поддержки, тебя ещё и ругают. Вот как подумаю про все это, ругать ребенка желание пропадает. Ну, по крайней мере, сразу после падения.

Но, чтобы быть честной и справедливой, можно попытаться разобраться, почему мы так говорим. И тут выясняется, что причин тому много…

1. Потому что нам всегда так говорили, и это вросло в нас, как инстинкт. Мы не успеваем остановить себя, потому что эта реакция закрепилась в подсознании, как единственно возможная.

2. Потому что нам страшно. Страшно, что мы не досмотрели. Не подстраховали. Не уберегли. А ведь должны были. И так пытаемся хоть часть ответственности снять с себя.

3. Ещё нам немножко внутри обидно, что наш ребенок оказался не самым ловким и сильным. А ведь хочется же, чтобы ребенок был самым-самым!

4. Иногда добавляются ещё разные мысли на тему того, что если много жалеть, вырастет не мужчина, а тряпка, что надо закалять характер и что надо уметь отвечать за свои ошибки. Может, оно конечно и так, и ребенок, привыкнув к такой реакции, научится рассчитывать только на себя и самому нести ответственность за свои поступки, но… Мне кажется, это, по меньшей мере, не доказано. Может случиться, что как раз все получится наоборот, и ребенок всегда будет бояться что-то пробовать.

5. Ну и ещё может быть есть некоторое удовлетворение от того, что мы оказались правы. Столько раз ведь объясняли-объяснили, а ребенок все не слушал, вот ему теперь и наглядное доказательство нашей правоты. Может в следующий раз будет слушать, что родители говорят. Чувства понятные, но какие-то они, ну… некрасивые, что ли, нет?

К чему я это все? Просто я все это каждый раз испытываю на себе. Моей дочке почти три года. И она лезет везде. Абсолютно. И падает. И снова лезет. И у меня внутри тоже бушует буря, когда очередная коленках поцарапана, а новая горка так и не покорена. Не буря, нет. Цунами, ураган и смерч в одном флаконе. И я глубоко вдыхаю и… сдерживаюсь. Почти всегда. Мой маленький подвиг. Моя кропотливая работа над собой. Просто обнимаю ее, если она ударилась, и глажу. Утешаю. И молчу. Убивая в себе все эти злые и плохие слова. Потому что свои ошибки знают сами даже двухлетки, а вот помощь и принятие им жизненно необходимо. И знаете что? Дочка никогда ещё от падений не плакала дольше двух минут и сразу же бросалась пробовать ещё раз то, что не получилось. Потому что физическая боль гораздо легче переносится, чем моральная. И разбитая коленка — ничто, по сравнению с тем, что мама не поддержала, а обругала! И в этом случае надо продолжить плакать, чтобы мама наконец поняла, что надо пожалеть, а не вредничать.

Нет, я ни в коем случае не за то, чтобы хвалить детку за то, что она упала, нет! В первый момент, когда страшно и больно, – утешить, а уж потом можно и пропесочить на все лады! И разбор полетов устроить, и выяснить что, как и почему случилось, и что надо сделать в будущем! Тут уж свобода полная. Вот только все-таки сначала пожалеть надо, удержать себя от плохих слов, а потом проводить вправление мозгов. И за всем этим вправлением не забыть помочь сделать ещё раз. С маминой страховкой и помощью. Ну и ещё раз рассказать, где надо быть особенно аккуратным и на что обратить внимание, когда залезаешь куда-то. На всякий случай. Вдруг не дошло. Лишним не будет. Ведь, например, когда учатся ездить на лошади и падают с нее, то обязательно (если ничего серьезного не повреждено) сажают на лошадь сразу опять. Чтобы самому не запомнить свою неудачу и чтобы лошадь не взяла себе привычку сбрасывать седока, раз у нее это так хорошо получилось. Так же, наверное, нужно и с детьми. Научить их не сдаваться, идти и пробовать свои силы, а не бояться и думать, что у них ничего не получится.

Простите, если написанное кажется слишком категоричным. Знаю, все дети разные и плачут по разным поводам, а манипулировать умеют некоторые будь здоров как! И вообще, все сложно. Просто все это навеяно внеплановой прогулкой на детской площадке, где мальчику восьми лет тетя запрещала залезать на горку, а когда он залез все-таки и упал, даже не встала с лавки, а только прокричала: «А я тебе говорила! Ты никогда меня не слушаешь! Вот и доигрался!» А упал и ударился он довольно сильно…

Перечитала текст и ещё раз понадеялась, что это мне только так везёт на такие ситуации. А в большинстве случаев такого не бывает. Просто попадаются мне исключения, которые лишь подтверждают правило. Верю, что так и есть.