Полет в Осландию

АВТОР: ТАТЬЯНА ИВАНЮК

ФОТОГРАФИЯ: КСЕНИЯ ФОЛОМКИНА, WWW.V-FOKUSE.RU

Я стояла на пороге комнаты и выдыхала. Бывают в жизни такие моменты, когда надо обязательно выдыхать. При этом важно не забывать держать рот закрытым. А то из него могут выпасть всякие слова, которых нет в словаре Даля.

Комната явно использовалась для репетиции прихода апокалипсиса. Вместо четырех всадников использовались всего лишь двое детей.

Первым слоем пол покрывали подушки. Я и не знала, что у нас их так много… Сверху были разбросаны мягкие игрушки, книжки, кастрюля (?!), резиновые сапоги, машинки, сачок, китайские палочки (???!!!) и наверняка что-то еще. Мишка стоял рядом и осторожно заглядывал мне в лицо. Пытался понять, мама еще дракон или уже человек. Наташка беспечно ползала по подушкам, правда, слегка встревоженно вслушиваясь в затянувшееся молчание.

— Что это? – спросила я, когда вспомнила приличные слова. В голове сплошным текстом звучало «былнаквартируналетилипрошелбегемот»

— Это мы играли в самолет, — подумав, сказал Мишка.

За две минуты до этого, я спокойненько варила суп и радовалась, что дети тихо играют вместе. Периодические  «гуп-гуп», иногда доносившиеся из комнаты, я не воспринимала как потенциальную опасность. Но когда прозвучало очень громкое «БОМ!», решила пойти посмотреть…

— Самолет? – уточнила я. — И что случилось?

— Он упал, — Мишка понял, что убивать прямо сейчас не будут, и оживал прямо на глазах. – Понимаешь, мама, мы летели в Осландию и вдруг налетели на гору Момолунму…

— Куда-куда вы летели? – просто интересно, что это у нас за новая страна на карте мира.

— В Осландию! – Мишка выгреб из завала атлас, нашел раздел с флагами и ткнул мне под нос. – Вот смотри, страна такая, у нее еще флаг красивый.

— Исландия, сына, Исландия, — желание дать кое-кому по попе постепенно отпускает.

— Ну, я и говорю, Осландия, — не сдавался юный географ. — Там еще осландцы живут.

— Отлично, осландцы, — теперь звучит другой детский напев, «умоляю, выручайте, поскорее накачайте». – Налетели на Джомолунгму?

— Ага, на нее, — Мишка скорбно показал на кастрюлю. – Она неожиданно выросла перед нами из тумана, и самолет немного растерял крылья, и упал прямо в море.

— Ладно, — принимаем такую версию развития событий. – А бомкнуло что?

— Так, это, — жертва авиакатастрофы  грустно вздыхает. – Самолет мягкий был. Пришлось взять палку и ударить гору, чтобы звук получился ломательный.

Бывает ли мне скучно? Редко.

— Чуды вы мои, — вздыхаю и мысленно приговариваю  «но чудо случилося с ней: стала Федора добрей» – Вы же понимаете, что сейчас придется все это убирать?

— Дуды, — добавляет Наташка, натянув сачок на голову, и стараясь впихнуть попу в кастрюлю.

Мишка даже не возмущается. Он знает, что сердитая мама – это проблема похлеще самолетокрушения. Я выхожу из комнаты, от греха подальше. Надо, что ли, Достоевского почитать. А то одни детские стихи в голове ходят, на все случаи жизни.