Он вырос

АВТОР: ОЛЬГА ТАБУНЩИКОВА

ФОТОГРАФИЯ: ЕЛЕНА ЛИТВИНОВА, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР ЖУРНАЛА «НАШИ ДЕТИ»/ИНСТАГРАМ

Провожала на днях Вано. Полетел навестить дедушку с бабушкой. До этого один не летал. Я, конечно, кудах-тах-тах, я только до стойки регистрации, я только вот тут покажу и вот тут немножко. И все. Дальше сам, сам, ок. Вот тут только, аккуратно, ступенька. И все, все. Сам, сам.

Стоим у стойки регистрации, собственно. Девушка за стойкой, хорошенькая — сил нет:

— Жидкости, колющее, режущее в ручной клади не оставили?

Вано:

— Да нет, вроде. Разве что, карандаши. Но они не очень остро заточены.

Я уж засобиралась улыбнуться шутке, как вдруг поняла, что она — не мне. Не мне, не в пустоту, как это у него обычно бывает. А девушке. Вот этой девушке за стойкой. Которой от силы года 22. То есть вполне себе ЕГО девушке. Ну, постарше чуть, подумаешь.

— Оля, ты ужасная мать, — сказала я себе. — Вали отсюда, — сказала я себе. — Он вырос ещё в прошлом году, — сказала я себе.

Сказала и свалила. И нашла силы ни разу больше не позвонить-написать. На борту, мол? Место хорошее, мол? Соседи как? Позвони, как прилетишь!

Не, он позвонил, конечно.

Но я уже сидела в парке Горького, грустная и пьяная.