Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты или нажмите ESC для отмены.

Делай, что можешь, и будь, что будет

АВТОР: ВАЛЕНТИНА МЕДВЕДЕВА

ФОТОГРАФИЯ: JONĖ REED

Я мужу своему завидую. Знаете, почему? У него напрочь отсутствует чувство вины перед нашим ребёнком. Перед всеми остальными имеется, перед ребёнком нет. А у меня это чувство родилось сразу после плаценты, именно в такой последовательности: сын-плацента-чувство вины.

Наверное, врач и акушерка меня берегли, поэтому не предупредили, что будет мучительно больно не только первые три дня после родов, но и первые пару-тройку лет, а то и десяток. Чувство вины мне язвительно говорило: «Какая ж ты мать, если не можешь полноценно наладить грудное вскармливание?! Ты ж себя бутылкой заменяешь! Ты теряешь глубокую связь с ребёнком! Смесью травишь! Он у тебя сначала ожирение получит, а потом, в тридцать лет к психологу пойдёт!» А муж спокойно разводил проклятущую отраву и самостоятельно кормил сына, первые полтора месяца точно. «Для меня главное, что ребёнок сыт, доволен и здоров. Он должен расти и развиваться».

Представляете, гад какой! Ничем мне не помог, не услышал! Только и сподобился оплатить трёх консультантов по грудному вскармливанию (московские расценки на начало 2017 года), два молокоотсоса (конечно, самой популярной фирмы) и весы (которые массу грудничка от массы памперса отделять умеют для точности показаний).

Чувство вины заставляло меня ежедневно, в течение первого месяца после родов, лить слезы над ребёнком. Потому что я такого не ожидала. Потому что я думала только о том, как благополучно родить. Кажется, я не справляюсь. И почему сын до сих пор не улыбается? Ему с нами плохо? Ему со мной нехорошо?! Муж спокойно брал сына на руки, улыбался, гулил, вертел во все стороны. И в три месяца мы дождались его благоволения! Ура! Улыбается, доволен, рад! Только ждали этот момент я и муж по-разному.

Мое чувство вины изводит меня каждый раз, когда мы заходим в процедурный кабинет делать прививки. Я делаю и боюсь. Боюсь и пишу согласие. А оно, это распроклятое чувство бубнит: «А ты изучила труды американских педиатров, желательно, в оригинале? А ты проконсультировалась минимум с тремя специалистами о пользе и вреде вакцинации? А ты составила индивидуальный график для своего ребёнка?! А ты смоталась за границу за новейшей, супер очищенной вакциной?!» «Нет», понуро отвечаю я, и чувство вины довольно потирает ручонки, готовое обрушиться на мою голову при новом принятом решении относительно взращивания моего первенца.

«Посмотри, какое неразнообразное питание! Где меню на неделю? Почему такой низкий процент овощей и фруктов, в которых так много полезной клетчатки? Зачем столько кисломолочки? Как, он съел уже четыре печеньки?!» А муж спокойно отваривает макароны и подсовывает очередное печенье, если сын отказывается от основного блюда.

Я все ещё надеюсь, что это лечится, что чувство вины отступит перед реальной действительностью с ненадуманными задачами, что я, наконец, окончательно расслаблюсь и пойму простую истину: я не супермен и не всезнающий мудрец. Да и вообще, от меня мало что зависит.

«Делай, что можешь, и будь, что будет», — хочу я написать на своём фамильном гербе. И сноской: «Не завидуй!». Надеюсь, когда-нибудь напишу.

Вам понравилась статья? Поделитесь ей с друзьями!




Рассылка Наши Дети

Получайте наши лучшие тексты на e-mail

Присоединяйтесь к нам